19701970   31 мая 1970 года матчем СССР - Мексика открылся IX чемпионат мира.
  Анатолий Бышовец: «Удача даровала мне право нанести первый удар по мячу в матче, открывавшем чемпионат... Дело случая, не более. Но никакими словами и эпитетами не удастся передать мне то ошеломляющее впечатление, которое произвел на нас, игроков, исторгнутый «Ацтекой» невероятной силы и энергии клич.

Зрители приветствовали не только нас, футболистов, 4-летняя пауза, отделявшая предыдущий чемпионат от нынешнего, была, наконец, исчерпана. Ничто не мешало больше поклонникам игры окунуться с головой в неистовый мир футбола, и они радовались первому удару на «Ацтеке» как обещанию интереснейшего зрелища».
  По части зрелищности матч-открытие не удался. Обе команды играли от обороны, осторожничали, пытались исключить всякий риск. Правда, в первом тайме, мексиканцы, как вспоминал Бышовец, «сновали по полю, как заведенные», стремились играть быстро и агрессивно. Как-никак трибуны требовали победы и только победы. Но все кавалерийские наскоки хозяев поля уверенно отражала советская защита. Стэнли Роуз отметил: «Мексиканцы были ближе к успеху, но русские не поддались». Но в целом, свидетельствует А.Старостин, «играли мы неважно». Бышовец: «Хорошо хоть, что мексиканцам не дали шанса забить гол». Во втором тайме сборная СССР заиграла активнее, быстрее, удерживала инициативу, но уже за полчаса до окончания поединка стало ясно - обе команды согласны на ничью.
  Матч Бельгия - Сальвадор прошел при полупустых трибунах и свелся, по свидетельствам мексиканской прессы, к тренировке бельгийцами ударов по воротам с различных позиций. На 12-й и 54-й минутах отличился Ван Мур, а на 81-й Ламбер реализовал пенальти. 3:0.
  Во втором матче Мексика без проблем переиграла Сальвадор - 4:0.
  В первые минуты матча СССР - Бельгия советские футболисты превзошли соперника в скорости и маневренности. «Второй матч, - вспоминает Бышовец, - мы выиграли неожиданно легко и просто... Играли мы легко, свободно, все получалось, что задумывалось...» В матче с бельгийцами сборной СССР еще сопутствовало и везение. Ван Мур в первом тайме с трех метров не попал в ворота, а первый и второй голы стали результатом грубых ошибок бельгийского голкипера Пио, после чего бельгийцы сникли. Бышовец на 63-й минуте изящными финтами обошел защитников. 3:0. На 75-й минуте гол забил Хмельницкий. 4:0. Только после этого советские футболисты позволили себе расслабиться, чем и воспользовался на 85-й минуте Ламбер. 4:1.
  Расстроенные бельгийцы проиграли в последнем матче мексиканцам, пропустив гол с пенальти в начале встречи. Сборная СССР без особых усилий выиграла у Сальвадора - 2:0. Оба гола во втором тайме забил Бышовец.
  Победитель первой предварительной группы был определен жребием, так как у мексиканцев и советских футболистов и очков было поровну, и разность мячей одинакова. Жребий назвал сборную СССР победителем первой группы.

              И В Н П   мячи  О
1. СССР       3 2 1 0  6 - 1  5
2. Мексика    3 2 1 0  5 - 0  5
3. Бельгия    3 1 0 2  4 - 5  2
4. Сальвадор  3 0 0 3  0 - 9  0

31.05.1970 IX чемпионат мира. На церемонию открытия вышли капитан Шестернёв и второй состав (слева направо): Альберт Шестернёв, Анатолий Пузач, Николай Киселёв, Валерий Поркуян, Реваз Дзодзуашвили, Слава Метревели, Виталий Хмельницкий, Валерий Зыков, Муртаз Хурцилава, Валентин Афонин, Леонид Шмуц31.05.1970 IX чемпионат мира. На церемонию открытия вышли капитан Шестернёв и второй состав (слева направо): Альберт Шестернёв, Анатолий Пузач, Николай Киселёв, Валерий Поркуян, Реваз Дзодзуашвили, Слава Метревели, Виталий Хмельницкий, Валерий Зыков, Муртаз Хурцилава, Валентин Афонин, Леонид Шмуц
31.05.1970. IX чемпионат мира. Церемония открытия31.05.1970. IX чемпионат мира. Церемония открытияМЕКСИКА - СССР - 0:0
АККЛИМАТИЗАЦИЯ
(Футбол-хоккей №23, 1970)
  В первые дни чужой город, тем более такой далекий и экзотический, как Мехико, воспринимается как калейдоскоп непривычных глазу пейзажей, красок, зданий. На тебя обрушивается поток крикливых газетных аншлагов, слухов, ты сразу же - в водовороте неотложных хлопот: надо срочно получить журналистское удостоверение, билеты на стадион... И чтобы выпутаться из всего этого и начать видеть по-своему, так, как это нужно тебе и газете, должно пройти какое-то время. Это тоже своего рода акклиматизация.
  Мало-помалу все проясняется. И вот замечаешь, что пресса на чемпионате получила розовый цвет. Билеты, удостоверения, вывески в пресс-центре и надписи на автобусах, развозящих журналистов, платья девушек-переводчиц - все розовое. Что это? Напоминание, что мы обязаны представить мексиканский чемпионат в розовом цвете? Кому же этого не хочется? Ведь столько с ним связано спортивных надежд!
  Футбол еще не начинался, а страницы местных газет были им переполнены. Что же писали? Тут что душе угодно. И намеки на возможные похищения «звезд», и дело о пропаже кинокамеры у одного футболиста, и туманный репортаж о разногласиях между знаменитым игроком и его тренером, и гадание о составах, благо можно выбирать из 22-х, и подсчет шансов. Всюду беседы с тренерами. Наш Гавриил Дмитриевич Качалин с тяжким вздохом сказал мне, что дает по десять интервью в день. На первый взгляд, вся эта мозаика увлекательна и забавна. Но уже на второй день видишь, что набор «сенсаций» повторяется, а тренеры, как по заказу, произносят одни и те же слова: «Мы хорошо подготовились. И хотя соперники грозные, надеемся на успех». Спасти от всего этого суесловия способен лишь сам футбол. И, кстати, он начался. А период нашей журналистской акклиматизации тем самым закончился.
  Мы давно предчувствовали, что матч открытия будет неимоверно трудным для нашей команды. Так и оказалось. Мексиканцы делали на него главную ставку. Их сборная имела прямой наказ: только победа. Речь даже шла не о турнирных очках, а о том, что хозяевам чемпионата полагается сразу же зарекомендовать себя в качестве одного из фаворитов. И в печати, и по телевидению предстоящий матч подавался как решенное дело. С экрана выступали и дети, и миловидные девушки - и все выражали полную уверенность в победе своей команды.
  «Ацтека» - главный стадион чемпионата. Впервые я побывал на нем вместе с нашими футболистами за два дня до матча. Он был пуст, но, странное дело, не оставлял впечатления пустоты. Необычайно высокий, гулкий, как концертный зал, с надвинутыми над полем трибунами, он воспринимается независимо от своего утилитарного значения как прекрасное сооружение, как торжество фантазии архитектора. На таком стадионе кажется немыслимым скучный матч. Он обязан собирать людей на выдающееся зрелище. Словом, чемпионат мира ему к лицу.
  А потом он предстал перед нами в другом варианте - переполненный зрителями, ревущий и кипящий. Он и тут был красив. Многие мексиканцы оделись в красное, зеленое и белое, в цвета своего национального флага. Пестрота необычная, до рези в глазах. Ну, а шум даже сравнить не с чем. Говорить с соседом в ложе прессы приходилось как в самолете возле мотора.
  Здесь странно меняется день. Утро и вечер прохладные, а в полдень невообразимая, расслабляющая жара. Вот в такой полдень Бышовец и открыл чемпионат, введя мяч в игру в матче сборных Мексики и СССР.
  Внешне игра не была богата событиями. Когда я на следующее утро просматривал в разных газетах десятки снимков, то вратари, обычно главные герои фотографов, на них практически отсутствовали. И это не случайно: им мало пришлось встречаться с мячом. Свободная игра получалась на середине поля, где постоянно были видны наши Мунтян и Асатиани и мексиканцы Гузман в Пулидо. Но возле штрафных площадей свобода исчезала, и форварды обеих команд попадали под стражу. И также не случайно тренеры после матча назвали лучшими у соперников - Качалин - Пенью, Карденас - Шестернева - центральных защитников.
  Но у этого матча был, кроме чисто игрового, и другой смысл. Признаться, более всего страшило: выдержат ли наши и этот солнцепек, и грозное давление чужих стен, не забоятся ли, не спасуют ли перед отчаянным натиском нацеленных на выигрыш мексиканцев. Любопытно, что на следующий день один из обозревателей писал так: «Создалось впечатление, что советская команда лучше акклиматизировалась в Мехико, чем мексиканская». Если в первом тайме хозяева поля двигались больше и быстрее, то после перерыва все переменилось, и тем самым были поставлены под сомнение предсказания о жалкой участи европейцев на высокогорье. Конечно, другим командам еще предстоит проверка высоты, и спешить с выводами не стоит. Но картина первого матча в этом смысле не выглядела обескураживающе.
  Пресс-конференция тренеров напоминала киносъемку. Они по очереди взбирались на ярко освещенный помост, кругом щелкали фотоаппараты, гудели кинокамеры. Карденас в белой кофте с широким воротником, загорелый, коротко остриженный, с мохнатыми бровями и резкими морщинами был похож на бывалого матроса. Он очень старался быть невозмутимым, но досаду скрыть не мог. Видимо, и он, как болельщики и репортеры, рассчитывал на легкую победу. Отвечал он коротко, резко, даже раздраженно: О недостатках своих игроков я публично не говорю... У русских лучшие Шестернев и Асатиани... Судья Ченчер провел матч на наш взгляд, хорошо....
  Качалин был покладист, шутил, улыбался. Мексиканская команда была так же сильна, как и раньше, и это неудивительно, она же выступает в привычных условиях... Я избегаю обсуждать действия судей. Для Ченчера матч был не из легких... Меня устроило, что наша команда лучше выглядела во втором тайме....
  Волею жребия советской сборной пришлось не только принять на себя честь и ответственность участия в матче открытия в первом поединке мирового чемпионата, она еще и первой проверяла, каковы возможности большого футбола в мексиканских условиях. Пусть матч был невысокого класса, пусть выявились некоторые пробелы и у защиты, и, главным образом, у нападения, но в самообладании, в выносливости, в стойкости нашим футболистам не откажешь.
  Трудным, необычайно трудным был этот матч, шестнадцатый по счету матч сборной СССР в финалах чемпионатов мира.
  И снова наша команда в своем отеле Эскаргот, в зеленом тихом переулке душного и шумного Мехико. Я побывал там после матча, и мне показалось, что у футболистов упал с души камень, лица посветлели. Хотя все понимают, что следующая встреча - с командой Бельгии - не из легких, все же ажиотажа вокруг нее нет, она уже не чрезвычайная, а просто ответственная, как вообще любая игра на чемпионате мира.
  Футбол начался. Мало-помалу выходят из употребления дешевые сенсации и гадания на кофейной гуще. В центре общего внимания оказывается сам футбол. Теперь он - главная тема.
Лев ФИЛАТОВ
31.05.1970 Mexico - Soviet Union. USSR team. Back row: K. Asatiani, A. Shesternev, A. Kavazvshvili, V. Kaplichny, G. Logofet, A. Byshovets. Front row: E. Lovchev, G. Evryuzhihin, V. Serebryanikov, G. Nodia, V. Muntean31.05.1970 Mexico - Soviet Union. USSR team. Back row: K. Asatiani, A. Shesternev, A. Kavazvshvili, V. Kaplichny, G. Logofet, A. Byshovets. Front row: E. Lovchev, G. Evryuzhihin, V. Serebryanikov, G. Nodia, V. Muntean
БЕЛЬГИЯ - САЛЬВАДОР - 3:0
ОШИБИТЬСЯ БЫЛО ТРУДНО
(Футбол-Хоккей №23 1970)
  За Мексикой - многотысячные трибуны, за Бельгией - томность и расчет, за СССР - решительность и мастерство, за Сальвадором - ничего... Такой вывод сделала мексиканская газета «Эль Соль» после дебюта сальвадорцев на «Ацтека».
  Трибуны были почти пусты, матч интереса не представлял и превратился по существу в тренировку ударов для игроков бельгийской сборной. Они испытывали судьбу и дальними ударами, и с короткой дистанции. Сальвадорцы оборонялись и выбраться из глухой защиты, куда их загнали бельгийцы, практически не смогли. Бельгийцы лишь трижды завершили свои многочисленные удары голами. Дважды это сделал Ван Мур - на 12-й и 54-й минутах, один раз за десять минут до конца встречи - с пенальти Ламберт.
  Тренер бельгийцев Гуталс подвел итог на пресс-конференции: «Свой план мы не осуществили. Нам нужно было забить еще столько же мячей. Даже с учетом прекрасной игры вратаря Магана наши форварды могли бы обеспечить более внушительный запас мячей. Он нужен нам, учитывая субботнюю встречу со сборной СССР и заключительный матч со сборной Мексики».
  Тренер сальвадорцев Карраско на пресс-конференцию не явился, и вместо него на вопросы журналистов отвечал вратарь Магана. Отвечал шутливо, весело, закончив свою речь так: «У нас не было оружия для борьбы на равных с бельгийцами, у нас нет его, но, может быть, появится...»
  Все предсказывали перед этим матчем победу бельгийцам. Как показала игра, ошибиться было невозможно.
06.06.1970 Belgium - Soviet Union 1:4. USSR team. Back row: K. Asatiani, A. Shesternev, A. Kavazvshvili, V. Kaplichny, V. Afonin, R. Dzodzuashvili, M. Khurtsilava. Front row: A. Byshovets, G. Evryuzhihin, B. Khmelnitsky, W. Muntean06.06.1970 Belgium - Soviet Union 1:4. USSR team. Back row: K. Asatiani, A. Shesternev, A. Kavazvshvili, V. Kaplichny, V. Afonin, R. Dzodzuashvili, M. Khurtsilava. Front row: A. Byshovets, G. Evryuzhihin, B. Khmelnitsky, W. Muntean
06.06.1970 Belgium - Soviet Union 1:4. Belgium national football team06.06.1970 Belgium - Soviet Union 1:4. Belgium national football team
БЕЛЬГИЯ - СССР - 1:4
НАШИ БЛЕСНУЛИ ЭФФЕКТНОЙ ИГРОЙ
(Футбол-Хоккей №24 1970)
  Стадион Ацтека и отель Эскаргот, где живет советская команда, - это как бы полюса чемпионата. На стадионе бушуют страсти, на нем футбол выглядит как самое азартное на свете зрелище, где восторгаются любым мало-мальски удачным приемом и казнят каждую неловкость. Там проходит фронт симпатий, туда сейчас переместилась граница между Восточным и Западным полушариями, что, пожалуй, отличает этот чемпионат от предыдущих в смысле болельщицкого восприятия. Никогда прежде публика не оперировала такими большими категориями. В общем, на стадионе чемпионат воспринимается как жаркое дело и в прямом и в переносном смысле.
  Отель Эскаргот - это зеленая полянка, вокруг которой прямоугольником приткнулось двухэтажное здание, где и живут наши футболисты. Там в одной из квартир Качалин, Старостин, Парамонов составляют стратегические планы, в другой - ведет прием пациентов врач Мышалов, на полянке футболисты то аккуратно перебрасываются мячом, то забираются под неведомого названия куст с книгой или шахматами. Там смотрят телевизор, терпеливо пережидая надоевшие рекламные сюжеты. Там можно принять участие в футбольной дискуссии, обсудить игру англичан или бразильцев, а то и вечную тему: играют ли сейчас лучше, чем десять лет назад. Словом, в отеле футбол и чемпионат представлены своей тихой лабораторией, невидимой широкому миру стороной.
  Кого-то вразумляют, одного успокаивают, другого, наоборот, вдохновляют. Собственно, здесь-то, да еще на уединенном стадиончике, куда наши ездят тренироваться, и создается тот футбол, который в урочный час появляется перед стотысячной страстной аудиторией. И все, что накоплено игроками в тишине и прохладе Эскаргота, очень им нужно и дорого в тот час, когда ревет раскаленная, душная Ацтека.
  Позади матч с мексиканцами. Матч открытия потребовал в первую очередь самообладания. Против сборной Мексики, которую, я думаю, в иных условиях наши переиграли бы, здесь, важнее всего было выстоять. И наша команда выстояла. В этой сложнейшей обстановке тренеры получили верную возможность проверить на прочность каждого игрока с тем, чтобы к следующему матчу внести поправку в состав.
  Матч с бельгийцами был чисто футбольным. Не было изнурительной жары, аудитория, теряясь в догадках, какой результат удобнее для мексиканской сборной, держала нейтралитет, тем более что встречались две европейские команды. И тут наши блеснули хорошей, я бы даже сказал, эффектной игрой. Не так уж часто бывает, чтобы в одном матче команда забивала четыре красивых, бесспорных, или, как говорят, не берущихся мяча. Бышовец (дважды), Асатиани и Хмельницкий сумели это сделать. А надо сказать, бельгийская команда - хорошего класса и дебют матча разыграла вполне уверенно, мастерски. Но ей противостоял соперник, уверенный в себе, играющий с видимым удовольствием, смело, а потому и удачно. На мой взгляд, после прошлогоднего отборочного матча в Лужниках с Северной Ирландией это была лучшая игра сборной нынешнего созыва. Любопытно, что после матча на пресс-конференции комиссар бельгийцев (тренер Гуталс не явился, сославшись на занятость) объяснил причину поражения своей команды трудностями мексиканских условий.
  Мне приходилось то же самое слышать и от представителей других проигравших команд. Как видно, версия эта будет ходовой. Отмахиваться от нее, заявив, что для всех условия были равными, мне кажется, было бы легкомысленно. Все-таки местные условия накладывают отпечаток на футбол. В чем же это выражается? В последние годы в футболе все более стал цениться высокий, непрерывный, даже нарастающий к концу темп. Здесь эта особенность современного футбола вынужденно поставлена под сомнение. Я наблюдал, как искали отдыха в тотальной защите итальянцы, встречаясь со шведами, как брали себе передышки, переходя на спокойные перекидки мяча, англичане и бразильцы. В том матче запомнилась такая сценка. В перерыве бразильцы задержались в раздевалке, а англичане, уже вышедшие на поле, улеглись на травке в пляжных позах: они по крохам экономили силу. И в матче наших с бельгийцами чувствовались паузы, когда игра как бы приостанавливалась.
  Анзор Кавазашвили рассказывал мне, что мяч здесь ведет себя странно: Когда выбиваю от ворот, всегда знаю, куда попаду. А тут мяч улетает. Ребята на меня покрикивают. Я уж стал бить слабее, приноравливаюсь...
  Это верно. Нередко видишь, как после длинной передачи мяч удирает, словно заяц, и оба игрока - и тот, который бил, и тот, который хотел принять, недоуменно разводят руками. Причем это случается с большими мастерами. Виктор Маслов, тренер киевского Динамо, когда мы встретились в Гвадалахаре, сердито говорил: Все то, над чем мы работали, к чему шли, здесь невозможно как следует проверить....
  Так что никуда не денешься. Мексиканская высокогорная специфика дает себя знать.
Лев ФИЛАТОВ
07.06.1970 Mexico - Salvador 4:0. Salvador team: Raul Magana, Ernesto Aparicio, Santiago Cortes, Mauricio Rodriguez, Mauricio Manzano, Jose Antonio Quintanilla, Ninon Osorio, Salvador Flamenco, Jorge Vasquez, Juan Martinez, Salvador Mariona07.06.1970 Mexico - Salvador 4:0. Salvador team: Raul Magana, Ernesto Aparicio, Santiago Cortes, Mauricio Rodriguez, Mauricio Manzano, Jose Antonio Quintanilla, Ninon Osorio, Salvador Flamenco, Jorge Vasquez, Juan Martinez, Salvador Mariona
МЕКСИКА - САЛЬВАДОР - 4:0
МЕКСИКА - БЕЛЬГИЯ - 1:0
КОГДА НЕ СПИТ СТОЛИЦА
(Футбол-Хоккей №24 1970)
  Мексиканцы так отпраздновали свою победу над Сальвадором, что вызвали недоумение у всех нейтральных обозревателей и гостей чемпионата, находящихся в Мехико. Далеко за полночь разворачивались шумные торжества. Европейцам, непривычным к подобному проявлению чувств, в общем-то, было непонятно, по какому поводу такая радость. Неужели мексиканцы уже в четвертьфинале или они собирались проиграть сальвадорцам? Один из журналистов задал вопрос в разгар веселья: «А что же будет, если вы проиграете бельгийцам?». Ответа не последовало. Просто мексиканцы считали это невозможным, раз побит Сальвадор.
  Побили они его не сразу и победа рождалась в мучениях. Когда секундомер на «Ацтека» отстукал уже 46 минут первого тайма, счет все еще был 0:0. Гол мексиканец Валдивиа забил на 46-й минуте 30-й секунде. Потом вратарь сальвадорцев Магана жаловался: «Этот гол через полторы минуты после конца тайма засчитывать нельзя. Во-первых, время просрочено, во-вторых, два мексиканца были в офсайде. В-третьих, был назначен штрафной в сторону мексиканцев. Мы должны были бить, а ударили они, да еще с этого паса забили гол. Это все видели. В кошмарном состоянии мы ушли на перерыв. Такая несправедливость подорвала наш боевой дух. Вместо отдыха мы все время возмущались, нервничали, обсуждая несправедливый гол».
  Игроки Сальвадора еще жаловались, что мексиканские болельщики с 3 часов ночи не давали им спать, танцуя вокруг отеля, играли на трубах, скандировали лозунги. Тренер Карраско заявил в связи с этим, что Мексика могла бы выиграть у его сборной и без подобной «тактики». Тренер мексиканцев Карденас отказался вступать в дискуссию на эти темы. Что же касается неудачной игры форвардов в первом тайме, то она, по его словам, была следствием нервной скованности.
  Возможно, он прав, ибо после странного гола Валдивиа тот же игрок, через минуту после перерыва отлично забил уже бесспорный мяч, по пути обведя чисто трех сальвадорцев. Затем Фрагосо головой провей третий, а в конце матча Басагурен забил четвертый.
  Забегая вперед, отметим, что ФИФА признала судейское решение арбитра ошибочным, грубым просчетом, и арбитр, проводившей этот матч, от дальнейших игр чемпионата мира был отстранен. Но на счет мексиканцев была записана крупная победа, и кто знает, может быть, именно этот спорный мяч обеспечил им позднее дележ первого места и право на жеребьевку.
  Однако мексиканская газета «Ла Пренса», отдав должное победе, сочла необходимым отметить неважную игру нападающих, которые слишком торопились и чересчур часто пытались поразить цель с дальних дистанций.
  Подмечено было, что оборона выглядела несобранной в эпизодах, и лишь Пенья действовал безошибочно. Атаки же расплывались, в них отсутствовали акцент и острая направленность.
  Так что крупная победа еще не решала вопроса о судьбе хозяев до матча с бельгийцами.
  Обе команды считались примерно равными до встречи между собой. Как-то забыто было, что полтора года назад бельгийцы легко, играючи разбили мексиканцев у себя в Брюсселе. Правда, те потом взяли с трудом реванш на «Ацтека». Разница между Брюсселем и Мехико примерно такая же, по словам бельгийцев, как между сыром и мелом. Тренер бельгийцев признал, что именно 107 тысяч мексиканцев, жара и высота занимали умы его игроков перед решающим для него и для хозяев поединком.
  «Я пытался собрать по кускам команду в единую силу, которой она перестала быть после катастрофического проигрыша русским».
  Бельгийцы высказали также неудовольствие тем, что этот матч обслуживала бригада, целиком сформированная из южноамериканских судей. Тем не менее, они готовились сражаться, определив свою позицию, как выразился бельгиец Ван Химст: «Все или ничего».
  Бельгийцы слов на ветер на сей раз не бросили. Они действительно играли хорошо, впрочем, как и мексиканцы. После этой встречи вывод был единодушным. Обе команды показали свою лучшую игру в этой встрече. Заключительные двадцать минут поединка прошли с перевесом бельгийцев, пытавшихся отыграться. Дело в том, что уже на 15-й минуте мексиканцы открыли счет.
  Этот гол был забит с пенальти, весьма спорного на взгляд не одних бельгийцев. Похоже на то, что тревогу по поводу южноамериканских арбитров, высказанную бельгийцами до поединка, игнорировать не следовало. Тренер Гуталс прямо сказал: «Меня возмутило судейство. Такого пенальти я еще не видел». Эпизод с одиннадцатиметровым был повторен по телевидению, так что обстоятельства известны всем.
  ...Мексиканцы били штрафной. Мяч летел в штрафную площадь бельгийцев. Защитник бельгийцев Тиссен и нападающий мексиканцев Валдивиа устремились к мячу. Тиссен прыгнул, вытянув ногу, и выбил мяч. Валдивиа наткнулся на эту ногу и упал. Он лежал, а аргентинский арбитр Корезза назначил пенальти. Две минуты игра не возобновлялась, ибо бельгийцы оспаривали наказание. В конце концов, они отступили, и Пенья пробил безошибочно.
  Любопытно, что в перерыве арбитр Корезза так объяснил своё решение: «Я назначил пенальти в соответствии с разъяснениями судейского комитета ФИФА. Ибо Тиссен пытался в прыжке пробить с поворотом с опасностью для соперника».
  В целом мексиканцы, на взгляд обозревателей, свою победу заслужили.
  В часы этого матча город напоминал пустыню. Стало известно, что рекорд «Ацтека» был побит - 112 тысяч присутствовали на игре, остальные сидели у телевизоров.
  Тысячи флагов взмыли над трибунами в честь победы. А затем зрители влились в ряды тех, кто, просмотрев игру по телевидению, высыпал на улицы. В ночные часы торжества не утихли, главные улицы были закрыты для транспорта. Шли шествия, не утихали песни и пляски, всюду скандировали: «Ме-хи-ко, Ме-хи-ко, Ме-хи-ко!»
  Усиленные наряды полицейских выстроились по обочинам как наблюдатели. Стражи порядка не вмешивались и лишь пожимали плечами, когда упоенные восторгом мексиканцы приглашали их присоединиться к веселью. Кое-кто утверждает, что самые рьяные веселились до следующего дня, до той минуты, пока в отеле «Мария Исабель», окруженном тысячной толпой, не был брошен жребий для определения победителя первой группы.
Лев ФИЛАТОВ
САЛЬВАДОР - СССР - 0:2
10.06.1970 Salvador - Soviet Union 0:2. Soviet Union team. Back row: Hurtsilava, Afonin, Kavazashvili, Shesternyov, Dzodzuashvili. Front row: Byshovets, Puzach, Serebryanikov, Kiselyov, Khmelnitskiy, Muntyan10.06.1970 Salvador - Soviet Union 0:2. Soviet Union team. Back row: Hurtsilava, Afonin, Kavazashvili, Shesternyov, Dzodzuashvili. Front row: Byshovets, Puzach, Serebryanikov, Kiselyov, Khmelnitskiy, Muntyan
СЧЕТ БОЛЕЕ ЧЕМ СКРОМЕН
(Футбол-Хоккей №24, 1970)
  Когда после матча с Сальвадором Г. Качалина спросили, считает ли он, что его команда акклиматизировалась, наш тренер ответил: Да, акклиматизировалась, насколько это вообще возможно. В связи с этим можно считать, что правило о замене двух игроков подоспело как нельзя кстати. На прошлых чемпионатах вызывало чувство протеста явно несправедливое, я бы даже сказал, варварское запрещение менять хотя бы одного игрока.
  Помню, как был искажен и испорчен интересный матч Франция - Бразилия в 1958 году, когда получил тяжелую травму центральный защитник французской команды Жонке. В прошлый раз и наша команда пострадала, когда не могла заменить травмированного Сабо в матче с ФРГ.
  Здесь замены широко практикуются. Я подсчитал по протоколам, что в 20 матчах было сделано 62 замены, иногда из-за травм, иногда из-за усталости, иногда по тактическим соображениям. Нет сомнений, что дело футбола от этого выиграло.
  Матч со сборной Сальвадора шел в одни ворота, И надо признать, что счет 2:0 более чем скромен, команда имела задачу, да и возможности, забить больше. Наши с первых минут ощутили свое полное превосходство, оно их и убаюкало. Игра шла в среднем, ровном темпе, мяч тщательно, монотонно разыгрывался. А нужны были ускорения, чтобы прорвать массированную защиту сальвадорцев. Те эпизоды, когда были забиты голы, это наглядно подтвердили. Дважды Мунтян искусно и, главное, внезапно и быстро выводил вперед Бышовца прямо к воротам.
  Две победы, ничья, 5 очков - и обеспечено ставшее для нашей сборной постоянным место в восьмерке сильнейших команд мира. Замечу, что не так уж много команд могут похвастаться таким постоянством. Но в эти дни ни футболистам, ни нам, журналистам, не до поздравлений. Чемпионат в разгаре, позади уже 24 матча, осталось восемь, и в одном из них участвует сборная СССР. Надо ли говорить, что сейчас успех в групповом турнире уже отошел в прошлое, все внимание - четвертьфинальному кубковому матчу.
Лев ФИЛАТОВ

Финальная часть
Календарь
Групповой этап
Сетка
Статистика турнира

Использованные интернет ресурсы и литература
НАЗАД

Рейтинг@Mail.ru