19701970  УРУГВАЙ - СССР - 1:0
ИТАЛИЯ - МЕКСИКА - 4:1
БРАЗИЛИЯ - ПЕРУ - 4:2
ФРГ - АНГЛИЯ - 3:2

  Три четвертьфинальных матча стали результативными, зрелищными, и только один прошел в упорной, но малоинтересной борьбе.
  В матче СССР - Уругвай обе команды, прежде всего, побеспокоились об обороне. В составе сборной СССР вышли на поле пять защитников, уругвайцы и до этого играли от обороны.
  Основное время голов не принесло, да и моментов для взятия ворот было ничтожно мало. Фактически лишь однажды советские футболисты могли открыть счет: на третьей минуте Хмельницкий, получив пас от Еврюжихина, засуетился и не успел нанести удар. А за четыре минуты до конца добавочного времени, во время атаки уругвайцев мяч на какие-то сантиметры вышел за линию ворот. Игроки сборной СССР в ожидании свистка прекратили борьбу, а судья свистка не дал. Кубилла же сделал пас в штрафную площадь, и Эспарраго головой послал мяч в незащищенные ворота.
  В четвертьфинале против Мексики наконец-то разыгрались итальянские форварды, которых не смутили яростно болевшие за хозяев трибуны и то, что мексиканцы на 13-й минуте открыли счет. На 25-й минуте Доменгини провел ответный мяч. После перерыва тренер Ф. Валькареджи выпустил на поле Риверу вместо Маццолы. Два гола с пасов Риверы забил Рива, еще один гол забил сам Ривера.
  В матче Бразилия - Перу фаворит был ясен. На 10-й и 15-й минутах Ривелино и Тостао забивают два гола. Перевес бразильцев обеспечивают великолепной игрой в середине поля Герсон и Ривелино, а Пеле осуществляет связь полузащитников с форвардами. Однако перуанцы в середине тайма отыгрывают один мяч. Сразу после перерыва Тостао добивается успеха. Кубиллас на 69-й минуте вновь сокращает разрыв. За четверть часа до конца матча четвертый гол Жаирзиньо снял все вопросы.
  Чемпионы мира - англичане в четвертьфинале сложили свои полномочия в матче с ФРГ и проиграли только потому, что у них не хватило физической готовности. Англичане вели 2:0, а проиграли в дополнительное время.

УРУГВАЙ - СССР - 1:0
ИГРАЮТ НЕ ЛИНИИ, ИГРАЕТ КОМАНДА
(Футбол-Хоккей №25, 1970)
  Один чилийский журналист, с которым я раньше встречался в Сантьяго, спросил меня: "Как это получилось, что ваша сборная после хорошей игры с бельгийцами вдруг так бледно выглядела в матче с Уругваем?". Должен признаться, что вразумительного ответа он от меня не получил. Боюсь, что не я один этого не знаю.
  Факты таковы: труднейшее испытание характеров в матче с Мексикой, уверенная, красивая победа над Бельгией, после которой о нашей команде заговорили, как о вероятном призере, потом бесцветная игра с Сальвадором и, наконец, поражение от Уругвая, представившее нашу сборную, как пассивную и плохо организованную. Короче говоря, кривая ее выступлений на чемпионате падала вниз. Между тем достаточно известно, что в этом турнире команде, претендующей на высокое место, можно не слишком выразительно начать, но затем совершенно обязательно от матча к матчу набирать игровой темп. Этого стратегического правила придерживалась, например, сборная Италии. Я видел ее в начале чемпионата, когда о ее силе можно было скорее догадываться, чем твердо судить, и видел ее в последних двух матчах, в которых она блеснула игрой, забив восемь голов.
  Болгарский коллега Александр Ясников, как только мы с ним встретимся, непременно говорит, огорченно покачивая головой: "Если бы на третьей минуте ваши забили гол, все могло бы пойти иначе...". Я соглашаюсь с ним, потому что, в самом деле, судьба матча иногда зависит от одного-единственного эпизода. Но про себя думаю, что такие эпизоды забываются со временем, а остается общее впечатление, и оно-то наиболее верно выражает суть матча, не поверхностную, а глубинную причину поражения.
  Что же горячо и остро обсуждалось после матча? Тот самый злополучный эпизод на третьей минуте, когда Хмельницкий, получив справа передачу от Еврюжихина, остался перед вратарем, но засуетился, замешкался и так и не успел ударить. И другой, уже трагический эпизод за три минуты до конца, когда наши игроки, увидев, что Кубилла упустил мяч за линию ворот, прекратили борьбу, но судья свистка не дал, мяч был послан в штрафную площадь, и Эспарраго переправил его головой в незащищенные ворота.
  Обсуждался палящий полуденный зной, который, конечно, малопригоден для футбола. Ведь вот, например, матч Италия - ФРГ получился на славу в немалой, степени и потому, что он в четыре часа начался, когда погода была прохладная, накрапывал дождь, и две европейские команды оказались в более или менее естественных условиях. Тут спору нет: один из существенных дефектов нынешнего чемпионата состоит в том, что целый ряд матчей без серьезных оснований назначают на такие часы, когда не только играть, а просто находиться на солнце невозможно.
  Что и говорить, обидно, когда форвард упускает верную возможность. Явно несправедливо и то, что некоторые арбитры, отобранные для чемпионата, на самом деле (из-за принципа географического представительства) не наиболее квалифицированные, а за грубейшие ошибки и зевки их даже не карают, не устраняют от судейства, а всего лишь порицают на словах.
  Чемпионату мира это не к лицу.
  И все-таки, какими бы существенными ни казались нам все эти обстоятельства, подводя итог выступления нашей команды на "Ацтека", мы не имеем права только ими ограничиваться. Есть и другие обстоятельства, И они-то и подлежат анализу в первую очередь, если мы хотим ориентироваться не на то, что было, а и на то, что впереди.
  Мы часто употребляем выражение "своя игра". Это не просто термин, один, из многих в футболе. Это, прежде всего оценка команде, потому что только в том случае она заслуживает признание и уважение, если твердо следует принципам. В матче с командой Уругвая наша сборная не придерживалась какой-либо линии поведения. Точнее говоря, такой линии, которая могла бы привести к победе. В лучшем случае она играла на нулевую ничью. Я не хочу сказать, что так было задумано, но так получилось.
  Сборная Уругвая - противник, к которому следует относиться серьезно, но это не первоклассная команда, которая была способна открыто продиктовать свои условия. Скорее наоборот, уругвайцы
  действуют по обстоятельствам. Сторожат чужие ошибки. Им выгоден невысокий выжидательный темп. Так вот в матче с такой командой наши, вместо того чтобы подавить ее активностью, маневренностью, движением, главное внимание уделяли, нейтрализации ее атакующих порывов, не столь уж решительных, пуще глаза стерегли форвардов и полузащитников и даже крайних защитников. Не мудрено, что нашими был заимствован тот темп, который устраивал уругвайцев. И вышла игра не своя, а чужая, приспособленная к противнику. Разумеется, команда всегда обязана в той или иной мере считаться со своеобразием противостоящей стороны. Но не до такой степени, чтобы потерять свое лицо. В противном случае - беды не миновать.
  Таково было общее впечатление, но, естественно, возникает необходимость перевести это впечатление на язык футбола. И вот что выясняется. Как будто специально, два дня спустя мы видели матч Италия - ФРГ и смогли сравнить его с тем, о котором идет речь.
  В наши дни уже старомодно говорить о команде так: "Защита сыграла хорошо, полузащита - неважно, а нападение - плохо". Гораздо вернее оценивать следующим образом: "Команда в защите сыграла хорошо, а в нападении - плохо". Другими словами, метод выставления оценок по линиям свидетельствует об отсутствии взаимодействия внутри команды, о том, что она разорвана на части, играет не слитно. Например, в атакующих действиях у итальянской и немецкой команд на равных правах, с номинальными форвардами участвовали и защитники. Голы, забитые Шнеллингером и Бургничем, это подтверждают. А главное в том, что у обеих команд дело атаки - общее. Тут мы видели не эпизодические подключения защитников, а обязательное участие двух, а то и трех игроков задней линии в розыгрыше наступательных комбинаций.
  Однажды Борис Андреевич Аркадьев сказал: "Искусство персональной опеки заключается в умении от нее отказаться". Это не парадокс, в этом суть сегодняшнего футбола. Факкетти, Бургнич, Бертини, Шнеллингер, Фогтс, Шульц - все эти защитники обязаны были за кем-то присматривать и делали это, но, как только обстановка им позволяла, они смело шли вперед, в ногу с форвардами, нагнетали темп, создавали угрозы. Тем самым пресловутое деление обязанностей по линиям опровергалось. Я уже не говорю о том, что такой футбол, где любому игроку предоставляется возможность себя проявить, смотрится с захватывающим интересом.
  В матче с Уругваем наша линия защиты, возглавляемая Шестерневым (который играл за сборную в 79-й раз, побив тем самым рекорд Яшина) действительно была надежной и могла бы претендовать на "пятерку". Но по старой шкале оценок. Если же взвесить ее вклад в общее дело команды, а не в половину дела (оборону ворот), то о хорошем балле не может быть и речи. Один Шестернев иногда вырывался вперед, для остальных непосредственные сторожевые обязанности были превыше всего. В иные моменты было просто странно наблюдать, как четверо, а то и все пятеро наших защитников группируются возле двух форвардов противника.
  Считается, что наша линия нападения в том матче сыграла слабо. Но если выражаться точно, то вся эта линия состояла из одного Бышовца, потому что крайние форварды едва ли не половину времени и сил тратили на преследование осмелевших уругвайских защитников. Мунтян и Асатиани тоже слишком буквально, ограниченно трактовали свои обязанности как игроков подыгрывающих, не более. А у итальянцев Доменгини и Ривера (вспомним его четвертый гол в ворота ФРГ) и подыгрывали и выходили на переднюю линию огня.
  Реально можно было ждать, что гол забьет только Бышовец. Но с одним форвардом двум уругвайцам справиться было не так уж трудно.
  В исполнении лучших команд (Бразилии, Англии, Италии, ФРГ) футбол на нынешнем чемпионате выглядел мобильным, инициативным, свободным. Признаюсь, когда шло уже дополнительное время нашей встречи с Уругваем, а на табло все еще горели нули, я с завистью и с грустью смотрел на соседние строчки табло, где давали счет остальных четвертьфинальных матчей. На трех других стадионах уже было забито 16 голов.
  Нам еще предстоит разбирать уроки мексиканского чемпионата. При всех своих несовершенствах, он, как и любой его предшественник, все же дает представление об основных тенденциях игры. Одну из них я и попытался подчеркнуть, к сожалению, на печальном примере нашей сборной. На смену игре защиты и игре нападения пришла игра команды в защите и в нападении. Команды в целом.
Лев ФИЛАТОВ

ИТАЛИЯ - МЕКСИКА - 4:1
БЕШЕНАЯ ТИШИНА
(Футбол Хоккей №25 1970)
  "Скуадра Адзура" тоже ждала жребия. От того, как повернется гадание в отеле "Мария Исабель", зависело многое. И хотя тренер Ф. Валькареджи поговаривал, что "неважно, с кем нам играть, со сборной СССР или с Мексикой", план встречи, конечно, должен был варьироваться.
  Мексиканские болельщики шумно отметили выход своей команды в четвертьфинал, нанеся ущерб городу на сумму в один миллион песо. Так, во всяком случае, утверждал пресс-офицер оргкомитета Акселмо Дельгадо: "Когда я пришел в отель "Мария Исабель", то понял, что сумма убытков возрастет. Пятьсот болельщиков прорвались внутрь гостиницы, они шныряли по коридорам, хором скандируя "Мексика, "Ацтека"!".
  Шумные выкрики не помогли. По жребию мексиканцам пришлось выезжать в Толуку.
  Ретивые почитатели мексиканской сборной сразу же занялись весьма сомнительной по смыслу и уж, конечно, антиспортивной деятельностью. Они начали войну нервов против "скуадры адзурры". Окружив отель, кричали, галдели, нажимали на автомобильные сирены. Полиция, вызванная итальянскими представителями, пыталась заставить трубачей замолчать. Ошалелые болельщики открыто демонстрировали свое желание не дать спать игрокам итальянской сборной. Некоторые из игроков выходили из гостиницы, пытались утихомирить болельщиков, вступали с ними в споры и перепалки, нередко дело доходило чуть ли не до драки. Кое-как полиция рассеяла поклонников мексиканской команды.
  Большинство игроков выспалось все же утром, а не ночью. Серенады могли помешать, но не помешали.
  Можно даже сказать, что мексиканцы своей кошачьей увертюрой и грохотом досрочно подготовили наших игроков к той обстановке, что ожидала их на стадионе в Толуке. За три часа до начала трибуны были забиты, сотни труб, клаксонов, трещоток издавали дикий рев. Однако полиция была настороже. Шеренги в белых касках опоясали стадион, подозрительные болельщики обыскивались, у всех отнимались газеты и журналы с тем, чтобы восторженные мексиканцы не затеяли факельный пожар в случае успеха.
  Руководителей "скуадры адзурры" беспокоили не только болельщики. Они не на шутку взволновались, когда узнали, что из Гвадалахары судить матч прилетает израильский арбитр А. Клейн. Он прилетел, но почувствовал недомогание и был в последнюю минуту заменен швейцарцем Р. Шерером.
  В диком грохоте начался матч, тысячеголосый рев погнал мексиканцев вперед к воротам "скуадры адзурры". Говорят, что точно такой же рев раздался на остальных трех стадионах на 13-й минуте, когда мексиканцам удалось вогнать мяч в сетку ворот на стадионе в Толуке. До 13-й минуты, до этого, в общем-то, простого мяча, не взятого вратарем Альбертози, мексиканцы имели перевес. Поведя в счете, они продолжали атаковать, не подозревая, что сами создают предпосылки для собственного поражения. Все шли вперед. "Скуадра адзурра" получила блестящие перспективы для применения своего главного оружия - отточенных стремительных контратак.
  "Матч с Мексикой должен проявить истинные возможности нашей команды, - говорил Валькареджи. - Либо мы взяли с собой бойцов международного класса, либо изнеженных капризных "звезд". Матч должен внести ясность в способность нашей команды забивать мячи. Форварды преодолели психологические трудности, и ничто им не мешает проявить свое мастерство".
  Однако до перерыва "скуадра адзурра" все еще напоминала ту команду, что, выступая в группе, забила всего один гол. И здесь счет сравнялся во многом по воле случая, когда дальний удар Доменгини привел к тому, что мяч, проскочив несколько игроков, ткнулся в бутсу одного из мексиканских защитников и завернул мимо вратаря в сетку.
  На стадионе стало потише. Но все еще было шумно. В перерыве обе стороны обсуждали неиспользованные голевые ситуации. Итальянцы вспоминали удары Ривы, вновь шедшие мимо цели, как и в предыдущих трех встречах, мексиканцы - удары Падиллы, Гонзалеса.
  В раздевалке "скуадры адзурры" Валькареджи принял, наконец, решение, которое имело далеко идущие последствия: "Вместо Маццолы на поле выйдет Ривера". Казалось, что конфликт между этим игроком и тренером исключил Риверу из активных действий. Его лишь раз выпустили на замену за три игровых дня, да и то в матче с Израилем. Ривера ждал своего часа и неоднократно напоминал тренеру, что он готов к бою.
  Блестящий, тонкий, но капризный игрок оказался именно тем ключом, который помог распахнуть ворота мексиканцев. Итак, Ривера заменил Маццолу. На 48-й минуте он вывел в прорыв Бонисенью, но того уложили намертво мексиканские защитники прямо в штрафной площади. Арбитр сделал вид, что смотрит в другую сторону. На судью здесь нечего было надеяться.
  Ривера овладевает мячом и выводит Риву в прорыв. Тот, словно призрак, минует двух защитников и с ходу отправляет мяч в нижний угол. Это первый гол Ривы в чемпионате. Вскоре и Ривера забивает свой первый гол. Жестким ударом метров с пятнадцати. Рива и Ривера действуют, как две часовые шестеренки, соединенные вместе. И вот Ривера отдает пас Риве, и снова мяч в сетке, четвертый по счету.
  На стадионе "Бомбонеро" в Толуке - бешеная тишина. Слышно, как мяч шелестит по траве. "Скуадра адзурра" владеет этим мячом. И лишь мексиканец Густаво Пенья - лучший игрок соперников изредка выбивает этот мяч из своей штрафной. Итальянцы вновь плетут комбинации, демонстрируя великолепный атакующий футбол. Обещания Валькареджи, в которые он сам не очень-то верил, сбываются. "Скуадра адзурра" демонстрирует, что и она может играть здесь в атакующий футбол. Не так, как в группе, а по-другому, так, как нравится зрителям.
  Мексиканским болельщикам радоваться, однако, нечему. Они сворачивают флаги, прячут подальше трубы и автомобильные сирены. Потом, спустя час, Толука напоминала вымерший город, Оцепеневший после сокрушительного разгрома мексиканской команды. Когда мы вернулись в Мехико, то были поражены тем колоссальным контрастом между сегодняшней столицей и вчерашней. Тогда миллионы танцевали на улицах, стоял грохот и шум, теперь - одинокая машина с западногерманским болельщиком, размахивающим из окна флагом, выглядела карикатурно. Никто не разделял его радости. Мексиканцам радоваться было нечему, они молчали.
  Итак, Джанни Ривера доказал, что он может помочь "скуадре адзурре". Доказал всем, и здесь надо признать, что мексиканцы отдали должное этому игроку, когда в конце встречи после сорокаминутного молчания по рядам прокатился легкий шелест аплодисментов в то время, как все игроки обнимали Риву и Риверу.
  - Я говорил, что я в хорошей форме и что у меня не возникнет сложностей при взаимодействии с Ривой и Бонисеньей, - сообщал всем радостно улыбавшийся Ривера. - Да, я знаю, что у меня капризный характер, да, я был огорчен, когда меня не поставили с первых минут, и думаю, что я доказал свою правоту.
  Рива подтвердил, что он всегда хотел играть с Риверой, и говорил об этом тренеру: "Я готов играть с ним даже тогда, когда он действует в двадцать процентов своих возможностей".
  "Моя работа, как полузащитника, обеспечивать форвардов хорошими передачами, помогать им забивать. Они хотят забивать, им нужно забивать, и я счастлив, раз смог им помочь",- сказал Ривера.
  Вроде бы конфликта и не было. Валькареджи обнял Риверу на глазах журналистов и, улыбаясь, повторял: "Сегодня все увидели великого Риву и великого Риверу. Мы заработали эту победу. Команда в блестящей форме. Может быть, я и ошибся, когда считал, что Джанни несколько медлителен и не совсем готов для сурового турнира. Но в этих условиях его минусы не проявились".
  Когда на следующий день тренера итальянцев спросили, будет ли Ривера играть с первой минуты, выйдет ли он на поле вообще, наш тренер запел старую песню: "Каждый соперник требует новой тактики, и наш план на игру с ФРГ будет иным, чем на игру с Мексикой..."
  - Что ж, подождем среды,- заметил со своей стороны Ривера. - Наш спор может быть решен либо в ту, либо в иную сторону.
  Но мы надеемся, что спора больше не будет.
Энрико ДЖАКОМИНИ, итальянский журналист

БРАЗИЛИЯ - ПЕРУ - 4:2
ПОКУШЕНИЕ НА ВРАТАРЕЙ
(Футбол Хоккей № 25 1970)
  Мы многого ждали от этого матча, и я не жалею, что журналистский долг заставил меня остаться в Гвадалахаре, а не отправиться вслед за командой Рамсея в Леон. Фиестой атакующего футбола назвали эту встречу счастливые бразильские коллеги. И хотя, строго говоря, мы должны отметить некоторые слабости в игре защитников Бразилии и Перу, совесть человека, искренно любящего настоящий футбол, побуждает меня разделить радость коллег из Рио-де-Жанейро и, прежде чем говорить о слабостях, отдать должное искрометным форвардам двух лучших на сегодняшний день южноамериканских команд.
  Не скрою, мы долго не могли избавиться от предубеждения в адрес перуанцев. Нам казался отчасти случайным их успех в борьбе с аргентинцами за путевку в Мехико. Теперь сомнения развеяны. На мой взгляд, сборная Перу здесь - вторая по силам команда Южной Америки после бразильцев. А если команде Загало удастся завладеть "Золотой богиней", нам придется поставить перуанцев еще выше. Они играли на "Халиско" с бразильцами в открытую, старались ответить голом на гол. "Чуть больше счастья, - сетовал Диди, - и мы забили бы не два гола, а все четыре". Но и бразильцы могли забить больше.
  Загало выставил сильнейший состав, заменив по сравнению с первым матчем в группе лишь левого защитника Эверальдо юным Марко Антонио. Но это не была замена основного игрока запасным, ведь тогда, на старте чемпионата, травмированного Антонио в последний момент сменил в основном составе Эверальдо. Помимо всего прочего, бразильцы доказали, что могут с равным успехом рассчитывать не только на основных одиннадцать футболистов. Мы помним, что им удавались матчи и без Герсона и Ривелино. Когда же эти два хавбека вернулись в строй, задача перуанцев осложнилась необычайно.
  Лучший полузащитник сборной Перу Миффлин должен был, по замыслу Диди, наблюдать за Пеле. Но что мог поделать Миффлин, когда Пеле с мячом, или без мяча показывался на любом участке поля? Что могли поделать перуанцы, когда не знали, от кого в первую очередь ждать угроз, кто держит в руках нити бразильского заговора - Герсон, Ривелино или Пеле? А может быть, все трое? Оказалось - все трое.
  На оборону перуанцев с первых же минут легла такая нагрузка, что мы не вправе ставить защитникам в вину их, может быть, чересчур многочисленные ошибки для матча такого уровня. А в то же время, например, левый защитник Фуэнтес на протяжении всей игры успешно соперничал с Жаирзиньо, и последний вдруг тоже превратился в разыгрывающего форварда. Жаирзиньо как будто бы даже и не пытался вчистую обыграть Фуэнтеса, а раз за разом длинными пасами, полными глубокого смысла, переводил мяч то в центр, то порой поперек поля на левый фланг. Свой пятый гол в этом чемпионате Жаирзиньо забил, прорвавшись по месту левого инсайда, по тому самому месту, откуда все всегда привыкли ждать прорыва Пеле. Жаирзиньо вообще умеет выскакивать вперед так, что у защитников создается иллюзия, будто он находится в офсайде. Но он набирает скорость мгновенно в тот самый момент, когда следует передача. На длинный пас он первым среагировал, выскочил вперед, обвел вратаря Рубиноса и чуть ли не с линии ворот закатил мяч в сетку. Это была точка в матче, победа бразильцев стала реальностью.
  Но и до этого ни на миг, ни у кого не возникало сомнения в их победе. Когда они вели в счете с перевесом в два мяча, они не спеша разыгрывали мяч, передвигаясь по полю прогулочным шагом и взрываясь лишь в нескольких футах от линии штрафной. Когда они вели в счете с перевесом в один мяч, они атаковали так, как будто именно им, а не сопернику необходимо сравнивать счет.
  В этом матче, наконец, открыл свой лицевой счет лучший бомбардир отборочных встреч Тостао. Но это были не первые его голы в чемпионатах мира: он забивал и в Англии в 1966 году. Здесь же, в Гвадалахаре, он сначала помог забить Ривелино, отобрав мяч у защитника Кампоса, а затем ему самому помогли отличиться Ривелино и Пеле.
  Перуанцы отнюдь не выглядели робкими учениками. Они не отказались от игры, приносившей им успех в групповых матчах в Леоне. Диди долго раздумывал, кого ему поставить на правый фланг - Байлона или Сотила, но, как уверял Диди и до матча, и после, ему даже и в голову не приходило последовать советам чересчур осторожных экспертов, рекомендовавших укрепить численно оборону и видевших в этом единственное средство борьбы с бразильцами. "Мы должны постараться забить на гол больше", - несколько раз повторял Диди перед игрой. Игра показала, что он говорил это не для красного словца.
  Я не считал количества ударов по воротам, их было слишком много нанесено в обе стороны. Но когда я мысленно восстанавливаю картину матча, возникает ощущение, что перуанцы били ничуть не реже, чем бразильцы. Галлардо, пожалуй, даже злоупотреблял этим, вдохновленный своим успехом в первом тайме. Дважды он мог отдать предпочтение пасу перед ударом, что могло привести к неприятным для вратаря Феликса последствиям.
  Игра, на мой взгляд, заставила Диди убедиться, что он зря отдал предпочтение пробивному Байлону перед юрким Сотилом. Он исправил свою возможную оплошность, выпустив Сотила в начале второго тайма. И "чолито" спустя четверть часа после своего появления на поле пробился в штрафную, дважды бил по воротам, защитники кидались под удар, а мяч отскочил к Кубилласу, который, как и Жаирзиньо, забил свой пятый гол в чемпионате.
  Кубиллас, по-видимому, останется самым результативным полузащитником чемпионата мира, хотя я очень сомневаюсь, вправе лиг мы называть его хавбеком. Но уж, поскольку мы так определяем амплуа, скажем, Ривелино, то вынуждены и Кубилласа считать игроком средней линии. Он был одной из самых ярких фигур на поле, появлялся везде, где выла необходимость, комбинировал с Галлардо и Леоном (а затем с Рейесом). Кубиллас, я убежден, может выдержать сравнение и с Ривелино, и с Герсоном.
  После матча все ставили в заслугу Загало и Диди то, что они даже своих защитников настраивали на атакующую игру. Я бы поставил в заслугу Диди то, что он сделал команду, которая играет в "бразильский футбол". Да, он не зря поехал в Перу. Сейчас у него еще нет защитников, которые в состоянии были бы справиться с такой тройкой, как Пеле, Тостао и Жаирзиньо. Но есть ли вообще у кого-нибудь такие защитники?
  Вратаря Рубиноса мой коллега назвал после матча школьником за те несколько ошибок, что тот допустил на выходах, по-волейбольному отбивая мяч одной рукой. Но как иначе можно было перехватить мяч, пущенный по дуге и летевший прямо на голову к набегавшим форвардам? Рубинос еще ошибся пару раз, бросаясь в ноги бразильцам, но в этих эпизодах он ведь оставался с глазу на глаз сначала с Пеле, потом с Жаирзиньо.
  Бразильского вратаря Феликса многие тоже считают голкипером не международного класса, не отвечающим требованиям команды такого уровня. А он, однако, смел, ловок и цепок. Во всяком случае нельзя сказать, что он ошибается чаще, чем, например, стоппер Брито.
  После матча мы спрашивали у Загало и Диди: чем можно объяснить сравнительно невысокий темп, который мы порой наблюдали. Они считают, что в Мексике нельзя играть постоянно в более высоком темпе. Им, видимо, неудобно было сказать нам, что футбол вообще теряет, если ритм игры постоянен. Бразильцы и перуанцы показали, как надо варьировать скорости. Именно эта аритмия, резная смена скоростей, может помочь бразильцам, по утверждению Загало, в борьбе с массированной и чересчур жесткой обороной Уругвая. "Мы постараемся в полуфинале доказать, - сказал Загало,- что атака может справлять праздник и тогда, когда защитников в штрафной слишком много".
  Пресс-конференцию заканчивал тренер проигравших - Диди. И закончил, может быть, ставшей банальной, но от того не потерявшей своей актуальности мыслью: "Атака - лучшая форма обороны". Он безусловно прав, но бразильцам придется еще раз доказать это в полуфинале.
Джеймс УОРД, английский журналист

ФРГ - АНГЛИЯ - 3:2
14.06.1970 England - West Germany 2:3. West Germany team: Uwe Seeler, Sepp Maier, Karl-Heinz Schnellinger, Franz Beckenbauer, Hannes Lohr, Gerd Muller, Horst-Dieter Hottges, Klaus Fichtel, Wolfgang Overath, Reinhard Libuda, Berti Vogts14.06.1970 England - West Germany 2:3. West Germany team: Uwe Seeler, Sepp Maier, Karl-Heinz Schnellinger, Franz Beckenbauer, Hannes Lohr, Gerd Muller, Horst-Dieter Hottges, Klaus Fichtel, Wolfgang Overath, Reinhard Libuda, Berti Vogts
14.06.1970 England - West Germany 2:3. Captains Uwe Seeler and Bobby Moore and refrees Angel Coerezza (Argentina)14.06.1970 England - West Germany 2:3. Captains Uwe Seeler and Bobby Moore and refrees Angel Coerezza (Argentina)
14.06.1970 England - West Germany 2:3. England national team (left to right): Martin Peters, Geoff Hurst, Brian Labone, Terry Cooper, Keith Newton, Alan Ball, Francis Lee, Alan Mullery, Bobby Charlton, Peter Bonetti, Bobby Moore14.06.1970 England - West Germany 2:3. England national team (left to right): Martin Peters, Geoff Hurst, Brian Labone, Terry Cooper, Keith Newton, Alan Ball, Francis Lee, Alan Mullery, Bobby Charlton, Peter Bonetti, Bobby Moore
14.06.1970 England - West Germany 2:3. Franz Beckenbauer14.06.1970 England - West Germany 2:3. Franz Beckenbauer
14.06.1970 England - West Germany 2:3. Gerd Muller piega le mani a Bonetti la rimonta della Germania e completa14.06.1970 England - West Germany 2:3. Gerd Muller piega le mani a Bonetti la rimonta della Germania e completa
14.06.1970 England - West Germany 2:314.06.1970 England - West Germany 2:3
ДЛЯ ДВОИХ МЕСТА НЕТ
(Футбол Хоккей № 25 1970)
  Все в этот день в Леоне напоминало о Лондоне. Как и в 1966 году, в центре поля Бобби Мур и Уве Зеелер пожимали друг другу руки и обменивались вымпелами. Как и четыре года назад, на трибунах соперничали в силе голосовых связок английские и западногерманские болельщики. Только теперь не было хозяина поля, а симпатии мексиканских зрителей, которые ранее всегда поддерживали южноамериканцев, создавая для европейцев невыносимую обстановку, на этот раз не принадлежали, пожалуй, никому.
  Но как и четыре года назад, когда даже при равной игре соперники не имели права разделить место на пьедестале почета, так и сейчас кто-то должен был посторониться, уступив другому дорогу в полуфинал. Для двоих никогда нет места. А в этот раз получилось, что на два места в полуфинале, отведенных для команд из третьей и четвертой групп, было, как минимум пять претендентов, ибо, на мой взгляд, там имели все основания присутствовать, кроме Бразилии и ФРГ, еще Перу, Англия, не справившаяся с жарой команда Чехословакии и, вероятно, даже молодая румынская сборная.
  Лондонские ассоциации возникли у нас и тогда, когда основное время закончилось вничью с тем же счетом 2:2 и футболисты, как и четыре года назад на "Уэмбли", лежали на траве, изнемогая от усталости и жары. Я смотрел в этот момент на героя Лондона Бобби Чарльтона. Он провел в тот день 106-й матч за национальную сборную, побив рекорд Билли Райта. Чарльтон покинул поле, когда его команда вела в счете. И вот по истечении 90 минут он, как нянька, ходил за своими товарищами, отдыхавшими перед дополнительными таймами. Но ни он, ни кто другой не мог вдохнуть в них силы и веру в успех.
  Надо ли напоминать о ходе этого матча, где англичане вели 2:0, забив оба мяча с передач защитника Ньютона, решили, что дело сделано, окончательно перешли на пассивную тактику держания мяча и не устояли под шквалом атак соперника. Беккенбауэр и Зеелер завоевали для своей команды право на дополнительные полчаса, в которые уже Мюллер обеспечил право еще на два матча.
  Надо ли удивляться тому, что на пресс-конференции тренер победителей и тренер проигравших высказали чуть ли не полярные точки зрения по всем вопросам. А не только относительно хода игры. А. Рамсей, заметив, что никогда еще Англия не играла так плохо, как в тот момент, когда повела в счете 2:0, утверждал: "Никакой разницы в физическом состоянии обеих команд не было. В двух пропущенных голах виноваты вратарь Бонетти и наша оборона. Сопернику в этот день просто везло". Г. Шён утверждал обратное: "Вы спрашиваете, когда, по моему мнению, наступил переломный момент? Возможно, вы мне не поверите, но я не терял веры в успех даже тогда, когда мы отставали на два гола. Игроки могут вам подтвердить, что в перерыве я сказал им: англичане устали, и во втором тайме мы будем превосходить их в скорости, поэтому каждый из вас должен думать только об атаке, пусть даже с риском оголить нашу оборону. Когда нам забили второй гол, я понял, что это была расплата за риск, и стал ждать, когда же придет за него награда. Тому, что мы получили ее, больше всех, мне кажется, способствовал Грабовски".
  Диспут Рамсея и Шёна продолжался. Рамсей говорил. что это было несправедливо по отношению к европейским командам устраивать чемпионат в таких ужасных условиях. Все зависело, по его мнению, от того, как команды приспособились к этим условиям, а не от их силы. Сравнивая сборные Англии и ФРГ за четырехлетие он сказал, что англичане были ничуть не слабее, чем в Лондоне, а команда ФРГ еще должна доказать что она так же хороша как в 1966 году.
  Шён отказался сравнивать команды: все здесь другое, игроки выглядят по-другому, условия другие. Шён согласился с Рамсеем в том, что командам приходилось играть в "убийственных условиях": "Когда я посылал игроков на поле в двухчасовую борьбу с Англией при сумасшедшей мексиканской жаре, я чувствовал себя преступником". Но, по мнению Шёна, все находились в равных условиях, а жару и высокогорье должны были легче перенести те, кто лучше подготовлен.
  Мы вынуждены согласиться с Шёном, ведь западногерманская команда прибыла в Мексику значительно позднее английской и, естественно, имела меньше времени на акклиматизацию. Просто прекрасные физические кондиции позволили ее игрокам справиться с этими "убийственными условиями".
  Сейчас мои коллеги соотечественники критикуют Рамсея за то, что он привез в Мексику слишком старую по возрасту команду. Но разве западногерманская сборная моложе? Разве Зеелеру было легче переносить жару, чем Чарльтону? Зеелер забивает голы вот уже четвертый чемпионат мира подряд. Беккенбауэр забивал решающие голы в Англии, он забил и в Мексике. Мюллер забил больше всех в прошлом году, он больше всех забивает и сейчас. Так что дело не в том, кому повезло, а в том, кто больше сделал для того, чтобы ему повезло.
  Мюллер говорил, что в добавочное время он играл, как в тумане, что здесь, в Мексике, он чуть ли не все время играет на пределе своих возможностей. Только это помешало ему упустить тот отличный шанс, что представился ему, когда счет был 1: 2. "Я привык забивать с открытыми глазами, - говорит Мюллер, - а здесь приходится действовать интуитивно". Но надо уметь забивать, чтобы забивать по интуиции.
  Обе команды были недовольны, когда им назначили аргентинского судью Корезза. Обе команды после игры были недовольны его судейством. Но ведь не судейство определило результат матча.
  А что же тогда?
  Президент Английской футбольной лиги Лен Шипман, выслушивая до начала матча замечания в адрес чемпионов мира со стороны наших обозревателей, то и дело переходил в контратаку, обвиняя журналистов в том, что они будто бы желают поражения своей команде. После игры он первым признал правоту нашего журналистского корпуса: "Сборная стала жертвой оборонительного мышления. Соперник показал нам, как надо атаковать. Команда ФРГ лучше использовала фланги. Рамсей тоже хотел пользоваться флангами, но освобождал их для защитников, Но на флангах больше должны играть те, доказал нам Шен, кому это положено по штату - крайние форварды. Я надеюсь, Рамсей согласится, что нельзя превращать игру защитников на флангах в самоцель. Ньютон сделал две передачи, с которых были забиты голы, а крайние форварды западногерманской сборной сделали таких передач гораздо больше, хотя использовали тоже только две. Зато Грабовски и Лер создали перелом в игре".
  Из четырнадцати встреч сборных Англии и ФРГ была зафиксирована в Леоне лишь вторая победа немцев. 28 миллионов моих соотечественников были травмированы зрелищем, которое они наблюдали по телевидению. Но зато теперь они должны признать правоту тех экспертов и журналистов, которые отстаивают идею атакующей игры. Нечестно было бы сегодня сваливать всю вину на Бонетти и говорить о том, что лишь болезнь Бенкса лишила Англию места в полуфинале. Надо признать, что психологическая нагрузка, которая выпала на долю Бонетти, объясняется приверженностью западногерманской команды к наступательной игре.
  Мой коллега Д. Сандерс считает, что чемпионы мира проиграли потому, что не были уверены в себе. Мне же кажется, что они были слишком уверены в своей непогрешимости и только обещали показать атакующий футбол и внести в свою игру что-то новое. Обещания остались обещаниями.
  Шён, в отличие от Рамсея, весь последний год высказывался осторожно и скромно. Он и сейчас говорит, что его команда добилась большего, чем он ожидал. Но самое главное, чего она добилась, зафиксировано в графе "забитые голы". Команда Шёна доказала, что не бывает безвыходных ситуаций и что даже у чемпиона мира можно выиграть, если поставить себе задачу забить на гол больше, чем соперник, а не думать о том, чтобы пропустить на гол меньше. Это самый важный, хотя, может быть, и не новый вывод, который мы должны сделать, прощаясь с "Золотой богиней".
Колин ФОРСТ, английский журналист

Финальная часть
Календарь
Групповой этап
Плей-офф
Статистика турнира


Использованные интернет ресурсы и литература
НАЗАД

Чемпионат мира - 2018

Воскресенье, 15.07.2018
FRANCE, FRENCH REPUBLIC Франция 4 : 2 CROATIA, REPUBLIC OF Хорватия
Рейтинг@Mail.ru