alt  Откровенное интервью с воспитанником Луганского спортинтерната Сергеем Погодиным, который в 80-90-х годах выступал сначала за луганскую «Зарю», затем за киевское «Динамо», московский «Спартак», донецкий «Шахтер», а также испанскую «Мериду».
Им заинтересовалось киевское «Динамо», которое на тот момент было действующим обладателем Кубка кубков. Он имел неприятный разговор с Лобановским - он запомнился на всю жизнь.

  В «Шахтере» играл рядом с феноменальным Сергеем Щербаковым, а затем воочию видел футбол в исполнении молодого Ромарио. Принял участие в историческом, первом матче сборной Украины, который пришелся... на его День рождения. В конце концов, уехал в Примеру, где, получив два "горчичника", продолжил матч. Однако в последние годы его фамилия исчезла из информационного пространства. В свои 48 лет он активно занимается собственной физической форме: «Даже сейчас способен играть в чемпионате города или области. Чувствую себя прекрасно!»

«Продолжаю жить в Донецке»

- Сергей Анатольевич, где вы сейчас и чем занимаетесь? Давненько о вас ничего не слышно...
- К 2014 году я занимался филиалом «Шахтера» в Донецке. Он располагался на Смолянке. Когда началась война, мы перешли на «Донбасс Арену» - работали в гуманитарном штабе. Я там трудился до конца 2016-го. Вместе с тренерским штабом филиала выдавали помощь, работали на конвейере - кто где, словом. Сейчас, в принципе, сижу без работы. То детей пойду потренирую, то в футбол поиграю. Конкретной работы нет. Я - свободный агент (Улыбается).
- В воспоминания часто ударяетесь? Какой эпизод карьеры упоминается чаще всего?
- Многое помню, конечно. Особенно, когда с друзьями встречаюсь, когда застолье, то вспоминаем разные приколы и футбольные моменты.
- Вы родом из Рубежного, что на Луганщине. Когда там были последний раз?
- Честно говоря, давненько там не был. У меня в Рубежном сестра осталась и родители похоронены. Стараюсь по 2-3 раза в год туда приехать. Ранее бывал чаще. Сел в машину и через 2 часа ты в Рубежном. Сейчас же дорога занимает 10-12 часов. Продолжаю жить в Донецке, хотя сейчас выехал к друзьям. Сидим в спортзале, занимаемся.

«Гуляли с Гамулой. Какой институт?»

- За «Зарю» вы дебютировали, когда вам не исполнилось еще и 17 лет. Помните тот день?
- В 1983 году меня пригласили в Ворошиловградскую школу-интернат спортивного профиля. Там я учился у Добижи Вадима Дмитриевича до 1985 года. И вот в том году дебютировал за «Зарю». А за дублирующий состав я дебютировал годом ранее - тогда в Первой лиге СССР также существовал турнир для дублеров. Волновался, конечно. «Заря» в те времена была титулованным клубом - чемпион СССР, как-никак. Еще застал в команде таких людей как Куксов, Колесников, Малышенко. И здесь я пришел - пацан 17 лет. Мы приезжали на клубную базу и я ходил туда-сюда, не зная, куда себя деть.
- Рядом с вами первые шаги во взрослом футболе делали Сергей Юран и Тимерлан Гусейнов...
- Еще был голкипер Олег Суслов. Он, Гусейнов и я жили вместе в одной комнате. Юран был от нас на один год младше. А также - Олег Волотек, 1967 года рождения. Всего нас было пятеро молодых.
- Каким был досуг у тогдашней молодежи? Режим нарушали часто?
- Да, режим нарушали - скажу честно. И к девушкам ходили, и выпивали. Не могу сказать, что мы были прямо-таки святыми.
- Игоря Гамулу еще застали в команде?
- Нет, не застал. Познакомился с ним в 1988 году, когда приезжал в Луганск сдавать сессию в институте. Поселился в гостинице, где в то время жил Игорь Гамула. Это хороший, великий человек. Мне было очень приятно с ним познакомиться. Признаюсь: в институт я так ни разу и не попал.
- Почему?
- Я там был дней десять. Так ни разу не дошел до института. Почему не дошел? С Игорем гуляли, если честно (смеется). Он меня взял под опеку - об институте не могло быть и речи.
- О вас писали, что, кроме полузащиты, можете сыграть на любой позиции в обороне. Откуда такой талант?
- Возможно, внимательно присматривался, как играют известные мастера, и запоминал, анализировал, делал выводы. А, может, это от природы. Точного ответа у меня нет. Очень импонировало, как играют Заваров, Буряк. Равнялся на них.

«Спросил у Лобановского: «Я что, в школе?»

- С какими мыслями переходили в киевское «Динамо»? Все-таки еще и года не прошло, как эта команда завоевала Кубок кубков-1986, на каждой позиции играли легенды...
- Впервые я приехал в Киев 7 декабря, когда «Динамо» играло с московскими одноклубниками за чемпионский титул. Сидел на трибуне «Республиканского» и просматривал этот матч. Конечно, очень волновался, когда переходил в «Динамо». Но не было выхода - нужно было идти в армию. Раньше не было такого "хочу - не хочу". Родина сказала - надо служить.
Но, в конце концов, мне хотелось побывать в «Динамо» независимо от того - буду я играть или нет. И пусть я за эти три года очень мало сыграл за первую команду, но за "дубль", который тренировал Виктор Колотов, меньше 25 матчей за сезон не проводил. Плюс - очень часто тренировался вместе с основным составом, от чего была большая польза. Представляете, что значит тренироваться вместе с Блохиным?
- Примерно. Каким тренером был Виктор Колотов?
- Колотов - это, прежде всего, человек от Бога. Он был, как отец родной. Вместе с нами выходил на тренировку, двигался, бегал, подсказывал непосредственно во время тренировочного процесса. По человеческим качествам в тренерском штабе «Динамо» равных ему тогда не было. Лобановский был жестким. Основной и молодежный составы он держал на дистанции. Мы были для него удаленными, с нами общался очень редко. Приходил ли на матчи "дубля"? Когда мы играли в Киеве, приезжала вся команда. Это была такая традиция. После матча возвращались на базу. Тот из молодых, кто попадает под основу, едет вместе с ними.
- И все же, у вас, наверное, был разговор с глазу на глаз с Лобановским...
- Не помню по какому поводу, но Лобановский вызвал меня перед тренировкой. Захожу, начинается диалог. Лобановский спрашивает: «Кто у тебя родители?» Отвечаю: «Простые рабочие. Работают на заводе». «Так пусть отец приедет». Я засмеялся и спросил: «Я что, в школе?» Он вскипел: «Все, пошел вон!»
Спускаюсь на тренировку. Колотов объявил задачи, а потом говорит: «Сергей, ты не в группе. Будешь заниматься индивидуально». Очевидно, в течение 10 минут, которые прошли, Лобановский уже успел обо всем рассказать. «Иди и проси прощения», - говорит мне. Как сейчас помню: иду в бутсах по паркету, стрекочут. «Васильевич, простите!» Отвечает: «Иди. Потом это все...» На следующий день я уже тренировался в группе.
- Кто из игроков того "Динамо" произвел на вас наибольшее впечатление своим талантом?
- Мне очень нравилось, как на поле думает Заваров. Он мог видеть и читать игру на три хода вперед.

«В «Шахтере» тоже нарушали режим»

С.А. Погодин - После «Динамо» вы оказались в «Шахтере», который возглавлял Валерий Яремченко. Несколько слов о нем...
- Валерий Иванович - прямой человек. Он не будет говорить об игроке где-то за спиной. Яремченко мог все сказать прямо в лицо, не стесняясь. Если ты выполнял работу хорошо - он говорил, что хорошо. Если ты делал ее плохо - то слышал соответствующие претензии. Мне такие люди очень импонируют. Чем-то напоминает мне Колотова. Яремченко также для меня был, как отец. Он пригласил в команду и многое для меня сделал в футбольной жизни. За это ему огромное спасибо.
- В тот период начинал яркую, но очень короткую карьеру Сергей Щербаков. Каким футболистом он был?
- В то время он был, возможно, самым сильным молодым футболистом СССР среди играющих под нападающими. Если бы не эта страшная трагедия, его ждало бы большое будущее. Я с Сергеем тесно общался. Мы с ним вместе ездили за границу. Как говорится, жили в одном доме, только в разных подъездах.
- А сейчас поддерживаете отношения?
- Мы очень давно не виделись. И даже не созванивались. Часто вижу его отца. Он приезжает на стадион. Общаемся. Я всегда через отца передаю Сергею привет. А так, чтобы конкретно... Возможно, это связано с нынешней ситуацией. Мы немного потерялись.
- Как вы пережили развал союзного футбола и переход к независимому чемпионату? Ощутимо ударило по карману?
- Да по всему ударило - и по карману, и по самой игре. Многие футболисты разъехались по заграницам. Когда мы принимали команды в Донецке, то на "Днепр" еще могли люди прийти. Когда приезжали откровенно слабые соперники - на трибунах было по 3-4 тысячи, а может и меньше. Для сравнения: в 1991 году, когда мы начали новый сезон, на стадион приходило по 40 тысяч. Можете себе представить, насколько упал уровень чемпионата.
- В «Шахтере» также по несколько месяцев задерживали зарплату?
- Задолженности возникали, но незначительные. Бывало такое, что нам зарплату выдавали телевизорами, холодильниками, коврами, швейными машинками и даже автомобилями. Валюты как таковой не было - гривна только появлялась.
- Сергей Танасюк, защитник «Карпат» 90-х, вспоминал, что они выпивали после каждого матча. «Горняков» от серой реальности также тянуло на алкоголь?
- Это было и в «Шахтере» - я не буду лукавить. По-моему, такое явление подкосило все команды. И сейчас - не редкость. Никто никого не заставлял - это происходило по желанию. Но нарушение режима было.
- Бывшего президент «Шахтера» Брагина еще помните?
- В «Шахтер» я вернулся из «Спартака» и сыграл один сезон 1994/95. Видел Брагина лишь несколько раз, лично мы не были знакомы. В «Шахтере» как раз начали налаживаться дела, тщательно выплачивались зарплаты, словом - было неплохо. Мы Кубок Украины выиграли. А потом я поехал в «Мериду». Об убийстве узнал в Испании из местного телевидения. Пережил настоящий шок - это же в моем городе, в моей команде. Сначала даже подумал, что это какая-то ошибка журналистов.
Сергей Погодин (Шахтер, Донецк)Сергей Погодин (Шахтер, Донецк) - Вы сыграли один матч за сборную Украины, но зато какой! Премьерный поединок в истории нашей национальной команды + вы в тот день праздновали свое 24-летие...
- Не помню, выходила ли команда на разминку. Но когда мы пришли на завтрак и игроки расселись за столами, Виктор Банников, президент ФФУ, торжественно вручил мне деревянную вазу. Было очень приятно. Вечером, после матча, отпраздновали мой День рождения и дебют сборной. Сначала - в ресторане после ужина, затем - кто как.

«Заехали на стадион, а там Ромарио, Куман»

- Как попали в голландскую «Роду»?
- Мы с Щербаковым поехали в Голландию на просмотр. Его взяли в ПСВ, а меня - в «Роду». Но вскоре Сергей сменил Голландию на Португалию, так как Бобби Робсон, который его приглашал в Эйндховен, возглавил лиссабонский «Спортинг».
- В Голландии испытали культурный шок? Европа, все-таки...
- Я вообще был в шоке! Я бывал заграницей и раньше, но когда столкнулся со средой в Голландии, то, честно говоря, думал, что умру там. Голландцы - холодные люди, мне среди них пришлось тяжело. Зимой я приехал в «Шахтер». Перед тем разговаривал с Яремченко, и Валерий Иванович мне сказал: «Серега, возвращайся».
- Кто вас поддерживал в Голландии?
- У меня был переводчик - мужчина лет сорока. Его родители остались в Голландии после войны. С ним я общался больше всего. А так - ни с кем. Потренировались - и разъехались. Я очень много времени проводил на стадионе сам. Или играл в бильярд, а потом возвращался домой.
- Марихуану попробовали?
- Да нет, вы что. Я даже обычных сигарет никогда в жизни не курил.
- Ромарио, Давидс, ван дер Сар. Кого из тогдашних звезд чемпионата Голландии видели вживую?
- Помню, привезли мы Щербакова в ПСВ. Заехали на стадион, там тренировки - Ромарио, Эрвин Куман. Бразилец тогда был молодой, но его талант уже заметно отличался на фоне команды.
- После «Роды» - «Спартак», с которым вы стали чемпионом России. В чем была сила той команды Романцева?
- Когда распался Союз, все лучшие игроки перебрались в «Спартак». В то время в Москве собралась фактически сборная СССР. Я, конечно, за «Спартак» сыграл совсем мало, у меня возникли проблемы со здоровьем, поэтому вынужден был лечиться. Но считаю себя счастливым человеком, потому что мне удалось попасть в ту команду Романцева. Я многому научился и почерпнул.
Стоит сказать, что тем футболистам, которые играли в киевском «Динамо» или «Заре», трудно было привыкнуть к спартаковскому футболу. Украинские команды всегда много бегали. В «Спартаке» такого не было. Команда собралась в январе и сразу вылетела в Германию играть спарринги.
- Незадолго до смерти Артем Безродный описывал Олега Романцева, как человека с экстрасенсорными способностями. Вы что-то замечали за наставником «Спартака»?
- Романцев - человек от Бога. Когда мы выходили на тренировку, у нас был квадрат 4 на 4. Олег Иванович всегда играл нейтрального. Его видение, мнение, подсказка - такие люди рождаются крайне редко. Об особых способностях Романцева Безродный сказал правильно.
- Онопко, Черчесов, Бесчастных... С кем подружились в Москве?
- Я многих знал - туда же перебрались ребята из Украины. Например, с Онопко я жил в одной комнате на базе. С Ильей Цымбаларем прекрасно ладили. А еще был Юра Никифоров. С Андреем Пятницким свое время играли в "молодежке".

«В перерыве меня заменили - тренер все понял»

- «Мерида» - особая страница вашей биографии. Все-таки - Примера! Не было ли вам в Испании так одиноко, как в Голландии?
- В Испании мне было очень комфортно. Прежде всего потому, что рядом был друг - Николай Писарев. И в физическом плане чувствовал себя невероятно. Был готов рвать и метать. Не знаю, почему так произошло, но в декабре нам пришлось расстаться. Он поехал в Германию, а я - в Израиль.
- Расскажите, почему вас не выгнали с поля за два "горчичника" в матче с «Тенерифе»?
- Первую желтую карточку я получил за грубый прием. За что было второе предупреждение - уже не помню. После этого судья меня не удалил и я доиграл первый тайм. Почему так произошло - не понимаю. А уже в перерыве меня заменили. Тренер, наверное, все понял. Вот представьте мое удивление: рефери мне показывает вторую желтую и после этого не вынимает красной! Испанского языка я не знал. Возможно, у них тогда такие правила были (Улыбается). Но, по крайней мере, никто мне не приказал покинуть поле - ни арбитр, ни партнеры, ни соперники.
- Всего вы сыграли за «Мериду» 3 матча, забили 1 гол. Опишите взятие ворот «Реал Сосьедада».
- Подача углового. После срезки мяч оказался у меня. Я пробил с левой ноги - рикошет - мяч влетает в дальний угол. Красавцем этот гол не назовешь. В определенной степени он случаен.
- Как вам жилось в Испании?
- Мне нравилось. Клуб создал комфортные условия. У меня был отдельный двухэтажный дом, как и у Писарева. На первом этаже - кухня и зал, на втором - спальни. Коля жил за городом. Я - в черте города, так как имел на руках годовалого ребенка. Близость стадиона, магазинов была мне необходима.
- После стран Западной Европы в «Хапоэль» из Тель-Авива вы, наверное, ехали, как домой...
- Да, я в Израиль поехал с удовольствием. Главный плюс - большое количество русскоязычных людей в этой стране. Наконец я получил общение, которого мне не хватало. Когда выступаешь за рубежом - это очень важно. После каждого матча «Хапоэля» мы встречались с друзьями, отдыхали, ходили куда-то. А перед матчами в субботу посещали церковь. Помолились и разъехались по своим городам, ибо вечером - футбол. Благо, Израиль - страна небольшая. Добраться до любого города можно за короткий промежуток времени.
- Где вы лучше всего зарабатывали, если взять всю карьеру?
- Здесь даже думать нечего - в Израиле.

«В Донецке ностальгия по «Шахтеру»

- Заканчивали вы в запорожском «Торпедо» и «Заре». А потом была 5-летняя пауза...
- С 2001 по 2003 годы я учился в Москве - Высшая школа тренеров. Затем вернулся в Украину и продолжил играть в футбол - пусть и не на высоком уровне. Сначала чемпионат области, а затем донецкий «Титан» появился, игравший во Второй лиге.
2001 год - Погодин во главе Зари2001 год - Погодин во главе Зари
- Вы выходили на поле даже в 39 лет. Долго наводили порядок с физической формой?
- А мне не нужно было наводить. Поверьте, я всегда был в порядке. Постоянно тренируюсь. Даже сейчас еще способен играть в чемпионате города или области. Двигаюсь и чувствую прекрасно. До войны чемпионат Донецкой области был на очень высоком уровне. Все это прекрасно знают. Мне всегда хотелось играть, потому что я знал, что больше такого в жизни не будет никогда. Я, возможно, много потерял в тренерском и финансовом плане. Но не жалею об этом.
- Есть надежда, что вернетесь к тренерской работе?
- Конечно, очень бы этого хотелось. Я надеюсь, что вскоре ситуация в нашем футболе начнет меняться к лучшему. Не может это продолжаться вечно. Думаю, все будет хорошо.
- Насколько ощутима в Донецке ностальгия по «Шахтеру»?
- Сильная ностальгия. Конечно, людям не хватает футбола. Когда человек видел хорошее, а сейчас футбола нет, - это трудно. Очень трудно. Раньше была Лига чемпионов, а сейчас стадион просто стоит. Эх, вспоминаю, сколько людей ходило туда на матчи. Ностальгия - 100 процентов.

По материалам сайта football24.ua

-справка-
Погодин Сергей Анатольевич.alt
Родился 29 апреля 1968 года, Рубежное Луганской области. Мастер спорта СССР (1991). Амплуа - полузащитник. Рост 183 см, вес 80 кг. Воспитанник спортинтерната (Луганск). Первый тренер - В.Д. Добижа. Чемпион Европы среди молодежных сборных 1990 года. Обладатель Кубка СССР 1990 года. Обладатель Кубка Украины 1994/95. Чемпион России 1993 и 1994 годов. Чемпион УССР 1986 года. В списках 33-х лучших Украины - 1 раз (1992 - №2). Молодежная сборная СССР - 16 (5). Национальная сборная Украины - 1 матч (1992). Европейские кубки: «Спартак» (Москва) Лига Чемпионов 1993/94 - 1 (1), «Шахтер» (Донецк) Кубок УЕФА 1994/95 - 1 матч. В составе Луганской «Зари» выступал в период с 1985-196, 1990, 2000/2001-2001/2002 г.г. Провел в её составе 79 матчей, забил один гол. В своей карьере выступал в таких клубах, как «Динамо» (Киев), «Шахтер» (Донецк), «Спартак» (Москва), «Рода» (Керкраде, Голландия), «Мерида» (Мерида, Испания), «Хапоэль» (Тель-Авив, Израиль), «Торпедо» (Запорожье), «Титан» (Донецк). Тренерская деятельность: главный тренер «Торпедо» Запорожье - (сезон 1999/2000), «Заря» Луганск - (2000/01 второй круг-2001/02 первый круг, тренер «Шахтер-3» Донецк - (2002), старший тренер ДЮШФ ФК «Металлург» Донецк - (2005-2006), главный тренер «Титан» Донецк - (2007-2012).

Юлиан Шкиров

НАЗАД

Рейтинг@Mail.ru