19741974Девятая группа - Франция, СССР, Ирландия.
Сборная СССР, одержав три победы в четырех матчах на середняком сборной Франции и слабой сборной Ирландии, вышла в межконтинентальный плей-офф.

13.10.1972 France - Soviet Union 1:0. USSR team (left to right): О. Blokhin, M. Khurtsilava, E. Rudakov, V. Kolotov, R. Dzodzuashvili, S. Olshansky; В. Fedotov, L. Ishtoyan, V. Semenov, E. Lovchev, V. Kaplichny13.10.1972 France - Soviet Union 1:0. USSR team (left to right): О. Blokhin, M. Khurtsilava, E. Rudakov, V. Kolotov, R. Dzodzuashvili, S. Olshansky; В. Fedotov, L. Ishtoyan, V. Semenov, E. Lovchev, V. Kaplichny
ФРАНЦИЯ - СССР - 1:0
ЛЕЖАЧИЙ КАМЕНЬ

В воскресенье после тренировки в Сен-Дени и небольшой передышки наша сборная собралась для разбора матча с французами. Минувшие два дня несколько отдалили события, очистили случившееся от налета сиюминутных наслоений. Можно было взглянуть на поражение непредвзятым взглядом. Такой подход при анализе происшедшего на «Парк де Пренс» был тем более необходим, что через три дня нас поджидала встреча со вторым соперником - сборной Ирландии. Там, в Дублине, ничья нас уже не устраивала. Одно очко из трех практически перечеркивало перспективу выхода из группы.
Итак, разбор игры. Читателям, естественно, не приходилось бывать на нем. Выглядит внешне это довольно просто. В большом зале отеля, где живет наша команда, собрались футболисты. В центре - на столе - макет поля. Фишки изображают игроков. Тренеры анализируют, кто и как выполнил задание, в чем заключались просчеты, в чем - удачи (если такие были).
Начал, как и положено, старший тренер А.Пономарев. Я бы не хотел дословно приводить все, что было сказано в этот вечер в Париже, но о наиболее важном следует сообщить хотя бы в изложении.
Помню, как обстоятельно старались тренеры перед игрой довести до сознания участников встречи, что матч в Париже не является ординарным, что к нему следует подойти иначе. «Видимо, мы с Зониным либо не совсем четко представляли себе, кого мы пригласили в сборную, либо причины в чем-то ином», - сказал уже после матча Пономарев. «3а ту игру, что состоялась здесь, нам всем должно быть стыдно», - подчеркнул старший тренер.
При подготовке к этой встрече на установке тренеры тщательно проанализировали возможный характер поединка и возможные действия соперников. В целом все было предусмотрено точно, за исключением, пожалуй, отходов Лярке на свою половину поля за мячом. Тогда, после анализа возможной игры соперников и постановки задач перед нашими футболистами, последовал традиционный вопрос: «Все понятно?». Последовал и ответ: «Все».
Однако наш план активных действий, жесткой, агрессивной игры был сорван с первых минут. Футболисты словно присели, в атаку не пошли, темп не взвинчивали и даже не поддерживали, а «благоразумно» сместились на свою половину поля, занявшись привычным делом - защитой собственных ворот.
На разборе Пономарев напомнил, что нашему левому крайнему Блохину, центральному нападающему Семенову и правому крайнему Иштояну была поставлена конкретная задача - вплоть до регламентации маневров - активно и широко действовать по фронту и в глубину. «Что же мы увидели? Оба края с первой минуты встали и простояли, пока их не сняли». Действительно, Иштоян ни разу не подал мяч справа, как это планировалось, ни разу не сделал этого с левого фланга и Блохин.
Разве сборная Франции действительно настолько сильна? Этот вопрос все время повторялся на разборе. К оценке сборной Франции мне хотелось бы вернуться позднее, а сейчас продолжить разговор о нашей. Не только игра двух фланговых форвардов была неудачной. Мы неважно действовали и в центре, к тому же быстро и без особого сопротивления отдали середину поля сопернику. В результате полузащитники французов Адам и Мишель часто вдвоем выходили против одного из наших игроков. Колотов потерялся, почти не выходил в свою атакующую зону. Не блеснул активностью и Федотов. К тому же в отношениях полузащитников с форвардами процветала неразбериха.
На разборе второй тренер нашей команды Г. Зонин подчеркнул, что Колотову и Ловчеву трудно пришлось и потому, что правый защитник французов Бруассар подавил Блохина своей активностью, и наши игроки второй линии довольно часто оказывались в одиночестве между двух соперников.
Однако частности этой встречи при невыполнении тех или иных конкретных игровых заданий не должны увести нас в сторону от, пожалуй, главной причины неудачи. Установка не была выполнена в самой главной, основной своей части, хотя в момент, когда она давалась, никто из игроков не выразил сомнений в возможности ее реализации, не уточнил, не поправил, не возразил. Пожалуй, здесь проявился своеобразный футбольный формализм. Цену ему мы уже знаем сегодня. С большим волнением Пономарев прямо сказал участникам встречи, что каждый из них, да и тренеры тоже, могут, в конце концов, стать виновниками того, что наша сборная впервые не выйдет из своей группы.
Наша команда не выполнила главного - активного движения, постоянной, непрерывной борьбы всюду, везде, на каждом участке поля. «Мы что ж, приехали сюда, за 3 тысячи километров, чтобы постоять на поле полтора часа?». Эти слова, пожалуй, одни из самых мягких, что произносились в тот вечер. Не лучшая расчетливость (зачем бежать, отрываться, тратить лишние усилия...) диктовала характер поведения на поле, к сожалению, многим участникам матча.
У нас были возможности к проведению активных, ударных действий. Достаточно перечислить несколько фамилий: Блохин, Иштоян, Колотов, Семенов, Федотов. Все эти игроки считаются агрессивными, а за весь матч перед воротами Карню возникли всего две опасные ситуации. Справедливости ради следует отметить, что после выхода на поле Еврюжихина и Пузача игра приняла несколько иной характер - наша активность возросла, но недостаточно.
Разбор игры проходил, на мой взгляд, в весьма серьезной обстановке. Чувствовалось, что футболисты задеты за живое. В конце концов, прав был Зонин, когда подчеркнул, как много делается у нас в стране для футболистов, а взамен они дают все меньше, а порой и просто ничего. «Каждый раз мы стремимся сами себя оправдать, - сказал Зонин. - Любую тактику определяет активное согласованное движение. Под лежачий камень вода не течет. Так мы проиграли Олимпийские игры, так мы проиграли в Париже. А ведь мы берем в сборную лучших игроков из клубов». Действительно, самого главного - активного согласованного движения - в матче с французами наша команда не показала. В этом компоненте соперник нас превзошел.
Разбор такого матча не мог быть исчерпан лишь позицией тренеров. Ситуация стала слишком серьезной, и это понимали все. Выступали не только те, кто выходили пятницу на поле «Парк де Пренс», брали слово практически все. Никаких умолчаний, никаких недомолвок. Критика и своих действий и действий товарища. Пожалуй, мало сказать, что игроки были задеты за живое. Они с необычным волнением говорили о сборной команде и ее возможной судьбе. Страстно и остро критически выступили М. Хурцилава, В. Федотов, В. Капличный, Е. Ловчев, Р. Дзодзуашвили, В. Мунтян, Е. Рудаков... Словом все. Никто не валил вину на другого. Плохо сыграл Семенов, он и сам это признал. То же самое говорили Иштоян, Блохин, Колотов и другие.
Пересказ выступлений игроков в данном случае не нужен. Суммируя главное можно сделать следующий вывод: в сборной, к сожалению, в тот день не было крепкого коллектива. Почти все подчеркнули, что коллектив - команда - главное. Нет ясного и четкого понимания, что сделают или могут сделать товарищи, нет сыгранности, единства действий. Отсюда разрыв между желаемым и действительным. Уровень мастерства сегодняшнего состава, по признанию самих игроков, да и его нестабильность исключают возможность игры «с листа». Требовался хотя бы небольшой сбор, так как без совместной подготовки (в разумных пределах) оставалось рассчитывать на случай, интуицию в борьбе с сильным соперником.
Ситуация во французском лагере накануне игры выглядела запутанной. С одной стороны игроки сборной Франции готовились обстоятельно и активно, с другой обозреватели и специалисты, отмечая, что в целом класс французского футбола не слишком высок, каждый по-своему били тревогу. Позволю себе привести мнение Ж.Феррана: «Теоретически сборная СССР сильнее нашей. Что делать? Облечься в траурные одежды и положить крест на предстоящее первенство мира? Но очередная неудача отбросит нас уже окончательно в стан второразрядных футбольных держав. Это вариант не действия, а бездействия. Есть второй курс. Он надежнее и спортивнее. Нет смысла высчитывать, на что способен наш соперник. Надо позаботиться о себе, о своей собственной игре».
У тренера сборной Франции перед этим матчем противников было, пожалуй, больше, чем сторонников. Причины не требуют пояснения - французы не были в Мексике, не миновали группового барьера в чемпионате Европы. Результаты команды не устраивали никого. К тому же в первом круге крупных европейских турниров (Кубок чемпионов, Кубок кубков, Кубок УЕФА) все французские клубы выбыли из соревнований. Очередной провал невольно пошел на пользу сборной. Клубы стали на ее сторону, без всяких возражений выделив игроков. Да и сами футболисты поняли, что отступать некуда. Правда, тренер сборной Ж.Булонь интерпретировал ситуацию несколько своеобразно: «Главное - поддержать высокий темп. Русские сильны, но мы в состоянии выиграть за счет большой активности. Сегодня наше место не слишком высоко в Европе, и победа в состоянии стать отправной точкой за возвращение наверх».
После матча, когда я спросил Булоня о принципах, которых он придерживался при комплектовании команды, тренер французов ответил: «В той ситуации, в которой находится наш футбол сегодня, я давно пытаюсь сконструировать команду из стабильной группы игроков, хорошо дополняющих друг друга. Сборная не может быть «рагу с овощами» - смесью различных игроков. Они должны подходить друг к другу. По мере сил состав стабилизирую. Но двери открыты всем, кто себя проявил. Таким, например, как Трезор. Факт остается фактом, что в последние три года при всех ее неудачах сборная выступает лучше, чем клубы. Многие считают это нелогичным, утверждая, что рано или поздно сборная должна опуститься на клубный уровень. Но ведь может произойти и наоборот. Я уже давно устал от давления со всех сторон и, если бы заботился только о себе, давно бы подал в отставку».
Сегодня французские обозреватели, отложив критику в сторону, признают, что тренер во всяком случае заслужил благодарность за повышение морального уровня и боевого духа команды, за создание в ней дружеской обстановки. Состав французской команды был действительно стабильным. Так называемая здесь «черная гвардия» - Трезор и Адам не только цементируют прежде слабую защиту французов, но и весьма активно подключаются в атаку. Взаимодействие Мишеля, Лярке, Ревелли, Береты продиктовано многократными совместными выступлениями. Кстати, французы, во многом за счет хорошей согласованности сумели взять наши ворота в этой встрече. Им удался один из вариантов наигранных штрафных. Защитник Китте мгновенно отбросил мяч влево, к крайнему форварду Берете, а тот, как уже не раз (во всяком случае так утверждают обозреватели), точно перевел мяч в угол ворот.
В этом матче лишь один игрок французской сборной может считаться дебютантом, и то относительно - правый край Шьеза прежде, года два назад, привлекался в сборную и теперь после перерыва вернулся в ее ряды, однако в конце встречи на поле все же вышел вместо него Любе - тот самый, что играл все это время.
Итак, пессимизм в лагере французов сменился оптимизмом, от которого эта сборная успела поотвыкнуть. Команда Булоня действительно провела встречу с полной самоотдачей. Ответить тем же наша команда не смогла. В этом, собственно, главное.
Итог игры в Париже привел к своеобразной, будем надеяться временной, рокировке в нашей группе. Теперь сборной СССР отступать дальше некуда. Определит ли эта смена позиций я все то, о чем упоминалось выше, смену характера игры нашей команды, предсказывать не берусь. После разбора игры мне верилось, что да, однако ответ мы получим в Дублине.
Геннадий РАДЧУК
(«Футбол Хоккей» № 43, 1972)

13.10.1972 France - Soviet Union 1:0. Гол Берета13.10.1972 France - Soviet Union 1:0. Гол Берета
СКОЛЬКО МОЖНО УПОВАТЬ НА ОБОРОНУ?
Молчаливо было в автобусе нашей сборной на обратном пути со стадиона «Парк де Пренс» в гостиницу. Для молчания были основания. Первый отборочный матч окончился неудачей. Сборная СССР начала свой путь в чемпионате мира с поражения.
Накануне матча во время телевизионного интервью нашему капитану Муртазу Хурцилаве был задан вопрос: «Чего вы больше всего опасаетесь в этой встрече?» Муртаз ответил: «Дождя. Он испортит отличное поле и важную игру. И судейства. Хотелось бы, чтобы на сей раз обошлось без пенальти в наши ворота».
Как знают читатели, пенальти в этой встрече не было. Был штрафной, с которого и забили единственный гол.
Уже после игры я спросил Хурцилаву, не видит ли он причину неудачи в действиях судей. «Нет, - сказал наш капитан, - не в этом дело».
Что касается волнения перед матчем, то оно сказалось при компоновке состава нашей команды на эту встречу. Вариантов было много, а выбрали не совсем удачный. Фактически у нас было три центральных защитника, а атака не выглядела достаточно мощной для того, чтобы взять инициативу в свои руки.
Вспомним коротко наиболее важные события матча на «Парк да Пренс».
Как и предполагали наши тренеры, да и, собственно, особых тайн в этом не было, хозяева поля с первых минут попытались взять инициативу в свои руки и организовать мощный нажим с целью побыстрее открыть счет.
Рудакову пришлось вступить в игру уже на третьей минуте. В первые четверть часа удары по его воротам были не слишком опасными. Наша команда в это время в основном перекрывала наступление французов. В нападении (к чему мы, к сожалению, уже давно привыкли) дело в очередной раз не клеилось. Блохин выглядел вялым, хотя на него-то как раз все и надеялись. Семенов, встретив в лице Трезора весьма мощного защитника, играющего жестко и резко, довольно быстро сник. Иштоян почти весь первый тайм был отрезан на правом фланге и лишь эпизодически подключался к активным действиям. Маневра в нашей линии атаки не было, а когда Блохин, либо Семенов, либо оба вместе все же пытались маневрировать, то согласованности в их действиях не проглядывало. Естественно, что мяч в линии вашей атаки не задерживался. Все три полузащитника сборной СССР - Федотов, Ольшанский, Колотов вынуждены были, сдерживая атаки французов, трудиться не покладая рук на своей половине поля.
Французская сборная, и это признают сегодня все обозреватели, действовала весьма активно, остро, стремилась играть на выигрыш, а в обороне плотно контролировала действия каждого из наших нападающих.
Те же редкие острые эпизоды, что возникали у французских ворот до перерыва, создавались в основном за счет усилий Ловчева, На 30-й минуте наш защитник, совершив острый выход по левому флангу, буквально выложил мяч под удар Иштояну. Правда, тот несколько поспешил, оказался в офсайде да к тому же и пробил выше перекладины.
Другой крайний защитник - Дзодзуашвили был по горло занят опекой быстрого Береты и активной поддержки атаке оказать не мог.
В целом тайм не отличался высоким темпом, прошел при перевесе хозяев поля, и не случайно в перерыве оба наших тренера просили игроков встряхнуться. Они оценили качество их игры на двойку, потребовали от них более активных действий.
Начало второго тайма показало, что необходимо прибегнуть к заменам. У Иштояна вновь ничего не клеилось.
Что касается наших соперников, то они усилили постепенно мощь своих наступательных действий. Уверенность в удачном для себя исходе сквозила в действиях буквально каждого их игрока. Как и предполагалось, сборная СССР попыталась ответить ударом на удар. Сначала шанс для успеха получил Федотов, но пробил неточно. Затем появившийся вместо Иштояна Еврюжихин начал обострять раз за разом ситуацию на правом фланге. Темп становился все выше.
Но у наших ворот ситуации возникали еще более острые. Вперед пошли защитники французской сборной Китте и Трезор. Перестал следить за каждым шагом Федотова и занялся атакой хавбек Адамс, которому персонально было поручено опекать нашего полузащитника (кстати, очень слабо сыгравшего в этом матче).
На 60-й минуте был назначен очередной - восьмой по счету - штрафной в ворота кашей сборной. Защитник Китте отбросил мяч влево, и левый крайний Берета точно направил его в угол ворот хлестким ударом по земле.
После забитого мяча предполагаемого спада в активности французской сборной не наступило. Ее игроки продолжали поддерживать темп достаточно высоким. Вскоре сборная СССР меняет еще одного форварда: вместо Блохина выходит Пузач. Следуют перестановки в составе, и наши атаки выглядят уже более согласованными, более быстрыми.
Однако на 73-й минуте в сетке наших ворот едва не оказывается второй мяч. Рудаков промахивается, мяч попадает в штангу и в конце концов усилиями защитников выбивается из вратарской площадки в поле.
Пожалуй, самый реальный шанс сравнять счет получил Семенов за четверть часа до конца встречи. Еврюжихин обыграл своего опекуна, аккуратно и расчетливо выложил мяч в центр с правого фланга прямо в ноги Семенову. Тот замешкался, и вратарь Карню овладел мячом.
За десять минут до конца Рудаков выручил нашу команду, отбив почти из «девятки» мяч, направленный туда Мишелем.
...Итак, сборная СССР начала свой путь в отборочном турнире чемпионата мира с поражения. Пожалуй, все ошибки и недостатки, за которые в последние месяцы критиковали нашу команду и футбол в целом, проявились здесь, в Париже.
- Меня упрекают за тот или иной просчет, - сказал мне после матча вратарь Рудаков. - Но уж который год мы - вратари и защитники - все время под непрерывным обстрелом. Сколько можно выезжать на обороне?!
- Надоело отбиваться, - добавил М. Хурцилава, - Каждый раз хотим играть в атаке, но все время сдвигаемся назад и назад. Игрокам обороны редко удается перевести дух. Я знаю, что нас могут упрекнуть после этой встречи, почему, мол мяч слишком долго задерживался у защитников, почему то и дело передавали его друг другу, вместо того чтобы сразу быстро послать вперед. Но кому посылать, когда все нападающие прикрыты и прячутся за чужими игроками?
Нет, перед этой встречей никто не настраивал нашу сборную на защитную игру. Больше того, ничья даже не обсуждалась. Находясь в эти дни с командой, могу засвидетельствовать, что собранности и желания хорошо провести отборочный матч чемпионата мира, победить в нем у команды было с избытком. Но желания разошлись с возможностями.
Весь год мы наблюдаем, что сборная СССР и клубы не могут в полную силу проводить все встречи. Ныне матчи такого ранга, как игры чемпионата мира, футболисты должны проводить на предельном напряжении. Так, во всяком случае, играла сборная Франции. Наша же команда (в который раз!) не сумела проявить высших волевых усилий, не говоря уже о мастерстве. Никогда еще за всю историю участия сборной СССР в отборочных матчах чемпионата мира она не оказывалась в столь незавидном положении.
Геннадий РАДЧУК, Париж.
(«Советский спорт», 15.10.1972)

ИРЛАНДИЯ - СССР - 1:2
НАДЕЖДЫ СВЯЗАНЫ С АТАКОЙ

Отдалим на время игру от обстановки, в которой она проходила. Признаться, было странно сознавать, что ты присутствуешь на матче из программы Х чемпионата мира и что событие это датировано 1972 годом. Мы очутились в мире старого, провинциального футбола, в каком-то своеобразном заповеднике, позволяющем вообразить ту эпоху, когда игра только начинала свою жизнь. Стадиону «Лэнсдаун роад» - 100 лет. Здесь наряду с футболом проводятся и матчи по регби. На чугунной мемориальной доске выгравированы имена местных футболистов, погибших в первую мировую войну. Стадион зажат зданиями. Под одной из трибун проходит линия городской электрички, и толпа болельщиков терпеливо ждет, когда поднимут шлагбаум.
Скамьи здесь из дерева, почерневшего и хрупкого от старости, от бесчисленных дождей. Нет не только ставшего привычным электрического табло, не видно даже таблички, где бы фиксировался счет. Поле не ограждено, оно беззащитно, и мальчишки постепенно берут его в кольцо, ожидая подходящего момента, чтобы ворваться на его простор. Мимо судьи деловито пробегает собачонка, и он изумленно на нее оглядывается, не решаясь с ней связываться, чтобы не попасть в смешное положение. На газон с трибун летят белые ленты серпантина, и футболисты между делом подбирают их и выбрасывают за линию. Команды выходят не из туннеля, а из маленького домика, стоящего недалеко от поля, их тут же окружает толпа, кто угодно может поощрительно похлопать их по плечу. Все это более чем странно, но никто не удивляется, из чего можно заключить, что так тут водится издавна, всегда.
Быть может, для изучения старины все эти обстоятельства чрезвычайно любопытны. Быть может, надо относиться снисходительно к тому, как хлынула вдруг на поле орава мальчишек, чтобы приветствовать Конроя, забившего гол. Пусть на этот раз выражение было безобидным, но невозможно было отделаться от ощущения угрозы, которую таит в себе близость толпы от арены. То, что приемлемо на стадиончике дачного поселка, матчу чемпионата мира уже не к лицу. Слишком уж много было огорчительных эксцессов на разных футбольных стадионах, чтобы доверяться патриархальной беспечности.
А теперь обратимся к игре.
Мы знали, что ирландские клубы на континенте котируются невысоко. Знали, что сборная этой страны составляется на два-три дня из игроков, уехавших на заработки в профессиональные английские команды, но и там они сколько-нибудь заметных достижений никогда не имели. В аналогичном положении находится и футбол Северной Ирландии. С ним мы познакомились довольно обстоятельно и узнали, что он требует к себе уважительного отношения. А что же представляет собой команда Ирландии?
Знакомству суждено было завязаться в крайне напряженной, можно сказать критической, ситуации для советской сборной. Нетрудно было подсчитать, что после поражения от французов даже ничья в Дублине практически лишала нашу команду шансов на победу в отборочном турнире. Следовательно, ни о каком приглядывании к незнакомому сопернику не могло быть и речи, исключался и популярный ныне вариант с ничьей на чужом поле. Другими словами, нашей сборной вменялось в обязанность атаковать и обязательно победить. Между тем в последнее время при надежности обороны она не раз демонстрировала тщетность своих наступательных поползновений.
Последняя неудача на «Парк де Пренс» заставила наших тренеров существенно изменить состав, отказаться от третьего центрального защитника. Замечу, что этот перестраховочный тактический вариант не раз уже подводил нашу команду, ставя ее в зависимость от инициативы противника, которому заранее молчаливо и добровольно уступалось право вести наступление. Иногда, правда, он «обеспечивал» желанную ничью, но тем обычно и исчерпывались его возможности. А развитию игры, активной игры, проникнутой чувством собственного достоинства, вариант никогда не служил, да и служить не способен.
Итак, вместо лишнего защитника на поле появился Мунтян. Были заменены два форварда - Блохин и Иштоян, слабо сыгравшие в Париже. Их место заняли Еврюжихин я Пузач. Побуждения тренеров более чем прозаичны: они укрепили атаку в матче, который невозможно было не выиграть. Нельзя не заметить по этому поводу, что усиление атаки в футболе не может считаться каким-то вариантом, подсказанным конъюнктурой. Атака, во всяком случае, для команд, которые хотят заставить себя уважать, должна быть стилем игры, предметом постоянных тренировочных забот и поисков, должна быть в крови у всех игроков. Попытки же чисто арифметически (то два, то три форварда, то четыре хавбека) приспосабливаться к каждому очередному матчу в конечном итоге ведут к игре неопределенной, безликой, сбивчивой, которую футболисты не могут понять и освоить.
Вот и на этот раз, несмотря на то, что наши защитники как всегда были, бдительными и стойкими, а игроки усиленной средней линии проявили немалую активность, пути к воротам ирландской команды никак не нащупывались. Все три форварда охотно включались в комбинационную игру, которую затевали полузащитники. Но оставалось не ясно, кого же при этом вращении должна выносить к воротам центробежная сила. Из-за этого исход матча долго был под сомнением, несмотря на общий перевес нашей команды.
Ирландцы не скрывали ни устно, ни в печати, что намерены выиграть. Это не было традиционной фразой, ход игры подтвердил серьезность их намерений. На чем же она основывалась? Прежде всего на том, что команда эта грамотно ведет атакующую игру и имеет к ней вкус. Имеет, естественно, и форвардов. Один из них - левый крайний Конрой из английского «Сток сити» - из числа «звезд», он пользуется репутацией человека, умеющего забивать самые важные и необходимые голы. Рыжеволосый Конрой, мало того, что он по-английски напорист и решителен, еще и изысканно техничен и ловок. Он возник перед Дзодзуашвили, как новый Бест, справиться с ним в одиночку нашему защитнику не удавалось, постоянно требовалась подстраховка. За семь минут до конца Конрой забил-таки свой гол к великой радости дублинцев. В том же динамичном стиле действовали и центральный нападающий Триси, и правый крайний Хейвей. Правда, им недоставало поддержки полузащитников. Но все же приятно было убедиться, что племя форвардов не умирает, как это утверждают иные скептики.
В конечном итоге решающее слово в этом матче сказали наши полузащитники. На протяжении 10 минут второго тайма были проведены две изящные комбинации, и сначала Федотов, а потом Колотов забили два гола. В эти моменты мы на стадионе оказывались словно бы возле телевизоров с выключенным звуком: голы в ворота своей команды ирландцы встречали минутой молчания.
Но каким же шквалом оваций и нашествием мальчишек на поле был встречен ответный гол! Он подхлестнул ирландцев, которые перед этим потеряли, было уже в веру в себя и интерес к матчу. Это в порядке вещей, тем более что у хозяев поля появилась надежда спасти матч. Однако, как это нередко бывало с нашей командой, она слишком близко к сердцу приняла неудачу и фактически провела концовку, беспорядочно отбиваясь.
Как раз в эти минуты судья Оберг дал предупреждение Капличному. Надо сказать, что судья этот, знакомый нам по матчу СССР - Польша на Олимпийских играх, провел встречу без заминок. Прав он был и на этот раз: наш защитник поймал мяч рукой умышленно, прерывая высокую передачу, направленную к форвардам. Уже не первый раз мне приходится видеть строгую судейскую реакцию на такого рода нарушения. Правда, эта реакция наблюдается у иностранных судей. Думаю, что и нашим арбитрам не мешало бы обратить внимание на нарушения такого рода и строго их наказывать.
Программа выступлений сборной в 1972 году исчерпана. Матч в Дублине был перекидным мостиком в следующий сезон: победа оставила нашим футболистам шансы в чемпионате мира и выдвинула перед ними конкретные задачи на май будущего года. До этого момента осталось семь месяцев, и мы еще не раз вернемся к итогам выступлений сборной, которые внушают немалую тревогу за ее будущее. Матч в Дублине принес желанный результат, однако и его трудно отнести к достижениям команды, ибо все-таки в наступлении она по-прежнему выглядела не слишком впечатляющей. По-прежнему остается нерешенной проблема выработки собственного активного стиля игры.
Лев ФИЛАТОВ
(«Футбол Хоккей» №43, 1972)

ВЫИГРЫШ ВРЕМЕНИ
Стремление к победе входит в условие каждого матча, но есть случаи, когда не выиграть нельзя. Именно такая неотступная задача встала перед нашей сборной в Дублине. После проигрыша в Париже ей было отказано в праве считать ничью на чужом поле достаточно удовлетворительным результатом. Как известно, в последние годы правом этим она пользовалась довольно часто, так что здесь, помимо преодоления конкретных игровых трудностей, ей предстояло преодолеть и гостевую ничейную инерцию. Кроме того, наша команда вообще давненько не выигрывала ответственных матчей и начала терять уверенность в себе.
Ирландская сборная, если руководствоваться ее положением среди европейских команд, обещала быть нетрудным противником. Я не собираюсь преувеличивать и выдавать ее за мощную боевую единицу, однако первое знакомство позволяет отозваться о ней, как о команде достаточно квалифицированной и по подбору футболистов, и по манере их игры, Мы увидели на поле лишь трех игроков местных клубов; семеро приехали в Дублин из разных городов Англии, а один - из ФРГ, где все они играют в известных профессиональных клубах. Все они умелые футболисты.
Вполне естественно, что у них не чувствовалось разнобоя ни в выполнении технических приемов (все они, как принято в английских клубах, играют просто, жестко и сурово), ни в тактическом рисунке (широко известная наигранная схема 4-3-3 с двумя постоянными крайними форвардами), ни в физической готовности (до последних минут они упрямо, атаковали).
И все же разнобой давал себя знать. Он проявлялся в том, что за четко, мастерски выполненной комбинацией следовала вдруг игра невнятная, со срывами, за волевой вспышкой - холодок равнодушия. Видимо, иначе и быть не могло, если большинство игроков встретились в Дублине за день до матча. Но, повторяю, в целом сборная Ирландии оказалась сильнее, чем можно было предположить.
Наша команда, как обычно, начала бодро и предложила хороший темп. Довольно быстро вырисовалось ее преимущество в середине поля. Мунтян, Федотов и Колотов пользовались свободой и непринужденно комбинировали. Но (и это тоже, как обычно) мяч доставлялся к штрафной площади ирландцев, и тут атака приостанавливалась. Все три форварда охотно включались в розыгрыш мяча, хавбеков становилось уже шестеро, но никто не шел на обострение, никто не стремился ворваться в штрафную площадь. Словом, радуясь представившейся возможности легко и беспрепятственно манипулировать мячом, все шестеро позабыли о чужих воротах. Лишь один раз, ближе к концу первого тайма, Колотов удачной передачей вывел вперед Еврюжихина, но тот ударил во вратаря. Все остальные попытки форвардов обстрелять ворота выглядели безобидными. Пожалуй, лишь один защитник Ловчев проявлял необходимую настойчивость и резкость в атаках.
Хавбеки хозяев поля не были столь расторопны и быстры, как наши. Однако благодаря форвардам ирландской команде в первом тайме удалось создать больше опасных моментов. Центральный нападающий таранного типа Триси, напористый правый крайний Хейвей и отличный левый крайний Конрой, переигрывавший Дзодзуашвили, держали нашу оборону в напряжении. Их всех выгодно отличали резкость, решительность и целенаправленность. По крайней мере дважды, когда Пильгуй ошибался на выходах, ворота нашей команды оказывались под угрозой. И хотя общее преимущество словно бы у советской команды, наиболее жаркие схватки возникали возле ее ворот. Вот как могут повлиять на картину матча форварды, если они знают и выполняют свои обязанности!
После перерыва ирландцы вернулись на поле, как мне показалось, в предвкушении победы, в предположении, что все трудное для них уже позади. Они повели игру с некоторой долей небрежности, которую обычно нашептывает самоуверенность. И тут их подстерегло наказание. На 55-й минуте Федотов нашел свободный коридор для рывка и, получив мяч от Пузача, изящно и просто забил гол.
Ирландцы пытаются сохранить хорошую мину, будто ничего не произошло, но их игра уже плоха. Команда надломлена. На 65-й минуте красивую комбинацию с участием Федотова и Мунтяна завершает Колотов.
Теперь игра у ирландцев окончательно расклеилась. Наша команда прилежно атакует, возникает ощущение, что счет вот-вот вырастет до крупного. Вопиющий промах Пузача, оказавшегося вблизи пустых ворот, выглядит в этот момент всего лишь досадным недоразумением, и, кажется, что острые ситуации будут возникать снова и снова.
Но нет. Другие удобные возможности не подвертываются, а за семь минут до конца совершается еще один крутой поворот в матче. Мунтян проигрывает Кэмпбеллу, тот немедленно пасует на выход Конрою, сильный удар в дальний верхний угол, и счет - 2:1.
Ирландцы рады бы поискать шанс на спасение и рвутся вперед, но радость, явившаяся нечаянно, недостаточна для того, чтобы вдруг сразу восстановить, наладить игру. Наши в свою очередь, хотя и по другому поводу, занервничали, и концовка матча проходит сумбурно.
Вечером, уже в гостинице, капитан нашей сборной М. Хурцилава спросил меня: «Сегодня чуть получше, правда?». И какая же в его вопросе прозвучала трепетная надежда, что после стольких неудач и огорчений, наконец, дела у сборной пойдут на поправку!..
Сезон этого года для сборной завершен. Необходимая победа в Дублине одержана. Она не была впечатляющей, но ее практическое значение очевидно: выиграть отборочный турнир еще можно. Кроме того, выиграно время до мая следующего года, когда наша команда продолжит игры чемпионата мира.
Сборную в этом сезоне изрядно, как никогда прежде, потрепало на крутых волнах сразу трех крупнейших соревнований. Теперь - семь месяцев на размышления и работу.
Лев ФИЛАТОВ из Дублина.
(«Советский спорт», 20.10.1972)

ИРЛАНДИЯ - ФРАНЦИЯ - 2:1
Этой встречей в Дублине завершился первый круг в девятой отборочной группе. После победы ирландцев над французами все три команды в группе, в том числе и сборная СССР, набрали по два очка. Соревнования закончатся в мае: ирландцы и французы будут гостями наших футболистов и проведут матч между собой в Париже. А затем, как известно, победитель встретится в решающих играх за право поездки на чемпионат мира с сильнейшей командой третьей южноамериканской группы.
По сравнению с матчем против советской команды, ирландцы существенно изменили состав. Они укрепили оборону, но самое главное - вошел после травмы в строй полузащитник из английского «Лидса» Джонни Джилс. В сборной он взял на себя функции диспетчера, которые с успехом выполняет и в «Лидсе». Джилсу удалось организовать игру своих партнеров, обеспечить связь обороны с нападением, внести в действия форвардов элементы комбинационности.
Ирландцы начали матч в высоком темпе, были настроены решительно и агрессивно. Они заставили гостей перейти к длительной обороне. Французский вратарь Карню несколько раз спасал свою команду до 28-й минуты, когда после розыгрыша свободного удара вблизи штрафной площади гостей Конрою удалось опередить защитника Ростаньи и нанести сильный удар по цели. Мяч попал в перекладину, от нее в землю, и датский арбитр Расмуссен определил, что мяч пересек линию ворот.
Ирландцы продолжали удерживать инициативу до перерыва, а второй тайм французы начали активнее. Защитникам хозяев поля с трудом удавалось сдерживать рвавшихся на скорости к воротам Любе и Ревелли. Не 66-й минуте одна из атак французской команды завершилась голом, который забил Лярке. Ирландцы были расстроены неудачей, и им понадобилось десять минут для того, чтобы прийти в себя. Но затем первая же стремительная атака принесла успех. Прорыв Триси завершился точным ударом. Сборная Ирландии выиграла 2:1.
Составы команд: Ирландия - Келли, Киннер, Муллиган, Макконвил, Холмс, Хэнд, Джилс, Бирн (Кэмпбелл, 65), Конрой (ОКоннор, 88), Триси, Дживенс; Франция - Карню, Бруассар, Ростаньи, Китте, Трезор, Адам, Любе (Молитер, 65), Хук, Ревелли, Лярке, Берета.
(«Футбол Хоккей» № 47 19.11.1972)
СССР - ИРЛАНДИЯ - 1:0
ОСОБАЯ КАТЕГОРИЯ

Раскрытая, штурмующая (как в Дублине) ирландская сборная и закрытая, обороняющаяся (как в Москве) - две разные команды. Без двух минут час понадобился для того, чтобы сборная СССР пробила, в конце концов, то, что ирландский тренер Л.Тухи именовал «защитным покрывалом». Способ ведения игры, с которым столкнулась наша сборная в прошлое воскресенье, сюрпризом не был и особого секрета для советских тренеров не представлял. Уже сейчас разумно предположить, что нечто подобное подстерегает нашу команду и в следующей игре с французами.
Еще в октябре, проиграв в Дублине, тренер ирландцев Л.Тухи говорил, что очень рассчитывает на приезд Москву Джилса и Муллигана. Оба к атаке отношения не имеют, один - защитник, второй - хавбек. Джилс и Муллиган приехали, сняв тем самым все трудности при компоновке того состава, что диктовался тактикой, избранной гостями. Джилс ведь сыграл в Москве, несмотря на то, что в среду должен был выступать за «Лидс» в финале Кубка кубков в Салониках. Правда, сыграл, на взгляд ирландцев, не лучший свой матч, в чем частично повинен Виктор Кузнецов, присматривавший за этим хавбеком.
Если в первой игре в Дублине Тухи позволил себе роскошь использовать четырех игроков из ирландских полулюбительских клубов, то в Москве он нашел место лишь одному - своему любимцу защитнику Макконвилу. Егo рост - 180 см. - во многом тому причиной. Остальные позиции были доверены «англичанам» из профессиональных клубов. Все они в хорошей форме, накопили до приезда к нам полноценный игровой багаж по 50 матчей и более в чемпионате и Кубке Англии. Материал для того, чтобы соткать то самое «защитное покрывало», в котором должна была увязнуть, по мысли гостей, наша команда, был вполне добротен. Работу выполняли люди, сведущие в тонкостях футбольного дела и знающие, что и чему, когда речь идет о защите ворот.
Мне, как и многим с трибуны, казалось, что гости делают это дело хотя порой и резковато жестко, но вполне чисто. Разувериться в «чистоте» все же пришлось, когда я зашел в раздевалку нашей команды. Без ссадин и царапин почти никто не вернулся. Синева с фиолетовым отливом явно преобладала, были и такие, что просто не могли встать с кресла. Олег Блохин, морщась от боли, безуспешно пытался надеть ботинок на разбитую вспухшую ногу. Немногим лучше обстояли дела у Хурцилавы, Мунтяна, Дзодзуашвили. У Виктора Колотова глаз заплыл, и, казалось, окончательно. Как объяснил мне врач сборной С.Мышалов все это случилось еще в первом тайме. Второй, на его взгляд, был менее болезненным. Сразу оговорюсь, что и наши тренеры (Е. Горянский и А. Парамонов), и Л. Тухи претензий к арбитру не имеют. Швед У. Дальберг четко провел матч.
Известно, что средства, применяемые в поединках такого ранга для того, чтобы сбить пыл, обескуражить, остановить соперника, рвущегося вперед, весьма обширны. Невольно сравнил я эту картину с той, что 6ыла в нашей раздевалке в Дублине после первой игры. Тогда обошлось без синяков. Разница в последствиях проистекала от разницы в стиле. В первом случае ирландцы применяли открытый вариант в другом пользовались «защитным покрывалом».
Вот почему трудно возвращаться абстрактно к тому, что виделось с трибуны. Все мы сетовали, как это Виктор Колотов в середине второго тайма недостаточно сильно послал мяч головой в угол, и вратарь Келли, успел мяч отбить. Теперь же было ясно, что Колотов принимал этот пас «со слепой стороны», через боль из-за травмы глаза. Рывок Блохина по центру выполнен был вроде недостаточно расчетливо, но с такой травмой вообще непонятно, как он его осуществил. Никаких жалоб я сетований, разумеется, в раздевалке сборной СССР не раздавалось. Все понимали, что такой ценой порой приходится платить за победу в матчах подобной категории, имеющих мало общего с обычными товарищескими встречами.
Не открою особого секрета, сообщив что, когда для подготовки стали прибывать игроки сборной, больных и травмированных оказалось неожиданно много. Блохин не успевает залечить одну травму, как его уже подстерегает другая. Кстати, замена Мунтяна было заранее запланирована еще на установке. Долго из-за травмы его участие было вообще под вопросом. Киевляне по-прежнему дают нашей сборной больше всего игроков, и им вероятно, в этой связи труднее придется в сезоне, чем остальным клубам.
По сравнению с матчем в Дублине изменилась не только сборная Ирландии, в рядах которой появилось четверо новых игроков. Наша команда полностью сменила линию атаки. Напомню, что в Дублине играли Семенов, Пузач, Еврюжихин, а в Москве - Блохин, Андреасян, Онищенко. Характер этих двух выигранных сборной СССР встреч не был и не мог быть одинаковым. Одна из футбольных истин вновь, очевидно, была продемонстрирована в воскресенье. Заключается она в том, что если какой-либо участок поля свободен, оставлен без присмотра, то лишь потому, что он не играет никакой роли для обороняющейся стороны.
А вот действительно важные для обороны точки и сектора никогда не пустовали. Их не оставляли без присмотра Кэрол, Муллиган, Макконвил и Холмс. Можно сказать, что если бы наша команда сосредоточила все усилия на использовании открытых, бесхозных участков, то поступила бы так, как хотели гости. По-настоящему создать угрозу сборная СССР могла, лишь вскрыв оборону в тех секторах, что все время были заняты и бдительно оберегались ирландцами. На мой взгляд, сужение фронта атаки в первом тайме порой подспудно диктовалось стремлением наших форвардов разорвать защиту ирландцев именно там, в самом опасном для обстрела ворот соперника месте. Эти-то участки в особой цене. Вскрыть их - значит проложить дорогу к успеху. На пути к ним в частоколе чужих ног и зарабатывались травмы.
Ирландцев не особенно беспокоили ситуации, когда мячом распоряжалась наша команда вдали от их ворот. Они охотно откатывались, но лишь до ближайших подступов к штрафной, так поступали даже форварды. Когда, отступая, хавбеки ирландцев (Хэнд, Джилс, Мартин) становились уже второй линией обороны, движение тормозилось. Происходило это не потому, что так предусматривал тренерский план, просто отступать дальше было некуда. Штрафная площадь была уже заполнена.
При обороне в восемь человек у атакующей стороны для маневра пространства почти нет, не остается свободных, открытых позиций, каждый оказывается под присмотром, каждый получает сторожа. Дриблинг в таких условиях чрезвычайно затруднен, ибо защищающиеся находятся друг от друга чуть ли не на расстоянии вытянутой руки.
Приятно, что сборную СССР отличали в игре с ирландцами максимальная мобилизованность на борьбу и бескомпромиссность в ней. Без этих качеств на успех рассчитывать трудно, но уместно отметить и другое: наши футболисты не приспосабливались к сопернику, строили игру на собственных достоинствах. Своя игра всегда импонирует, хотя, конечно, не зачеркивает проблем и недостатков.
Начав матч с атаки, сборная СССР, естественно, стремилась быстро забить мяч. Такой гол всегда снимает напряжение, он мог бы изменить характер борьбы. Быстро забить не удалось, хотя возможности для этого были. Уже на 7-й минуте Мунтян расчетливым пасом пытался вывести на ударную позицию Андреасяна, но тот к мячу не поспел. Через четыре минуты на долю Андреасяна выпал уже чисто голевой момент, но перебросить мяч через вратаря Keлли не удалось. Вскоре Колотов хорошо сыграл с Блохиным, и наш левый край, обманув финтом защитника Кэрола, казалось, проскочил на чисто ударную позицию. Блохин удара не нанес, попытался обмануть еще и Муллигана, в чем не преуспел. Затем дважды в районе штрафной площади ирландцев возникала мощная фигура Хурцилавы, но ему с ударами не повезло. В общем-то, дальнего обстрела почти не велось, хотя он в плане игры оговаривался. Когда Мунтян послал мяч над перекладиной, зрители эту попытку не одобрили, и в дальнейшем наш полузащитник предпочитал доверять мяч для последнего удара другим.
Сe6e в актив ирландцы в первом тайме записали лишь две контратаки. В одной из них Дживенс обошел Капличного на скорости, что выглядело несколько странно, и опасно передал мяч в центр где обстановку успел разрядить Кузнецов. В другой ситуации Хурцилава вовремя пресек активность Триси.
Расшатывали оборону ирландцев наши игроки довольно настойчиво и решительно. Но те не падали духом, без стеснения отбивая мяч на угловой, либо за боковую линию. Келли упрекнуть никто не мог. Он просчетов не допускал. Вратарь ирландцев сумел даже выбить из-под перекладины мяч, направленный туда со штрафного Блохиным.
Начало второго тайма оказалось даже более обильным на голевые ситуации, чем начало первого. Сначала Онищенко пробил рядом со штангой, затем замешкался Андреасян, получив мяч от Мунтяна. И буквально тут же Колотов ударил мимо цели. Любопытно, что большинство угроз подготовил своей активной игрой на правом фланге Владимир Мунтян. Он был первым пунктом и в том пути, которым закончился, наконец, взятием ворот. Мунтян дал точный пас Блохину, тот, проскочив двух защитников ирландской сборной по правому флангу, снайперски перевел мяч через все «защитное одеяло» ирландцев на левый фланг. Там Онищенко принял мяч на грудь, сбросил его себе на ход и закончил короткий рывок четким ударом в угол.
Гол изменил характер игры, хотя и не так разительно, как можно было предполагать, Наша сборная продолжала владеть инициативой, но сменивший Джилса Деннехи создал пару сложных для советской обороны ситуаций.
Нужен был второй гол для закрепления победы. Удобные ситуации для этого были у Онищенко, Блохина, Колотова, Ольшанского, Федотова. Двое последних не рискнули взять завершение атаки на себя, ограничились передачами мяча партнерам, хотя логика ситуаций требовала от них самостоятельности.
- Матч был сложным и трудным для нас, - сказал стерший тренер сборной СССР Евгений Горянский. - Соперник действовал жестко, по игроку, плотно в обороне и бескомпромиссно. В составе ирландцев появился ряд незнакомых для нас футболистов - Муллиган, Джилс, Дживенс. Наши футболисты старались сыграть в свою игру, не адаптируясь к сопернику, и в этом плане многое удалась.
При всем желании спешить с выводами нет оснований. Нельзя не учитывать, что матч с ирландской сборной был лишь первым в той двухраундовой отборочной серии, что выпала нашей сборной в мае. В такой ситуации целесообразнее подождать игры с французами. Матч со сборной Франции не может быть простым, ибо при любом повороте событий для наших соперников он означает последний шанс. Как и для нас. Так что все решится в этом матче.
Геннадий РАДЧУК
(«Футбол Хоккей» № 20, 1973)

13.05.1973 Soviet Union - Rep. of Ireland 1:0. Гол Онищенко13.05.1973 Soviet Union - Rep. of Ireland 1:0. Гол Онищенко
СТАВКА НА ПОБЕДУ
Турнирное положение в группе обязывало советскую сборную в матче против сборной Ирландии прибегнуть к самым решительным действиям для обеспечения победы. Любой иной итог в подобной ситуации был неприемлем. Видимо, памятуя, об этом, наша команда, по свистку шведского арбитра Дальберга начавшая с центра, без раскачки повела массированное, в хорошем темпе и довольно согласованное наступление на ворота гостей, вселив тем самым в сердца болельщиков надежды на благополучный исход.
Ирландская команда крепко зажата на собственной половине поля, но пытается, и небезуспешно, сохраняя спокойствие и достоинство, выходить из затруднительных положений, чередой возникающих вблизи ее ворот. В этом ей оказывает неоценимую услугу хорошая и примерно равная у всех игроков тактико-техническая подготовка. Отличная игра головой, умение одним-единственным касанием погасить передачу любой силы, сделать ее удобной для следующего хода, разнообразная техника выполнения самих передач, точно выверенных и дозированных, высвобождали гостям в критические моменты дополнительное и как воздух нужное время для перевода игры в спокойное русло.
Однако все эти плюсы во внешне выигрышной манере гостей оказывались малосостоятельными перед решимостью, скоростью, должным психологическим настроем и, в свою очередь, неплохим техническим обеспечением нашего наступления.
Все сказанное объясняет причину, по которой игра, особенно в первом тайме, развивалась в одностороннем направлении, оставив в удел гостям лишь эпизодические контратаки. Правда, одна попытка ирландцев вторгнуться и закрепиться крупными силами на половине поля Пильгуя состоялась, но была тут же пресечена опасным прорывом Андриасяна по центру, едва не закончившимся выходом один на один с Келли. Это сразу вернуло гостей к действительности и в дальнейшем удерживало от риска выдвигаться всей командой к центру поля.
Счет голевым моментам открыла 11-я минута, когда Андриасян перехватил пас, адресованный вратарю Келли. К сожалению, наш игрок не сумел в последнее мгновение перебросить мяч через бросившегося ему в ноги спасать положение Келли. Через минуту низовой удар Онищенко едва не прозевал тот же Келли, в последний момент накрывший мяч на линии ворот.
Вскоре, прервав комбинацию соперников в центре, (кстати, и до этого смело и успешно игравший на перехвате), вперед продвинулся наш капитан Хурцилава и нанес метров с 40 мощный удар, чуть было не угодивший в угол ворот. Затем Блохину после удачного финта открылось «окно» для удара с линии штрафной площади, но он, видимо, не доверяя своей правой ноге, предпочел обыграть следующего защитника, и обыграл-таки, но увел мяч влево и тем самым упустил реальный шанс поразить цель. Наконец, после фланговой подачи Ловчева Мунтян пробил сильно, но, увы, выше ворот.
Все эти голевые ситуации складывались в середине тайма на отрезке от 11-й до 25-й минуты и явились отражением территориального и игрового превосходства сборной СССР. У ворот же Пильгуя настоящая опасность возникла только однажды, к исходу 26-й минуты. Дживенс, бывший, пожалуй, лучшим и самым быстрым форвардом гостей, прорвавшись по правому флангу, убежал, словно конькобежец, по «большому виражу» от Капличного и затем резко отпасовал назад, под удар Триси. Но тут Кузнецов выручил нашу команду, в шпагате «украв» мяч из-под ноги ирландца.
И все же, несмотря на очевидный перевес нашей команды, гол в первом тайме ей забить не удалось. Объяснить это можно и долей невезения, но в определенной мере и тактическими погрешностями. Привыкшие во внутреннем чемпионате к плотной опеке по всему полю, наши игроки в этом матче (особенно в центре поля) получили относительную свободу. Создавалось впечатление, что эта «вольная жизнь» толкала их на путь соблазна «попользоваться» мячом, протащить его чуть больше положенного. Эта на первый взгляд невинная вольность оборачивалась потерей темпа, помогала гостям вовремя и организованно встречать атакующих на последнем рубеже.
В этом смысле характерно подключение по всему флангу с мячом Дзодзуашвили. Продиктованные, конечно же, похвальным стремлением усилить атаку, эти проходы, не завершаясь моментальной передачей в центр, лишь «замораживали» ее.
Получалась странная вещь: внешне все выглядело эффектно, а на деле наоборот. Аналогичные и более редкие рейды Ловчева на этом фоне выглядели более действенно, ибо оканчивались подачами на ворота, и за них с ходу форварды завязывали борьбу. Кроме того, в первом тайме наша атака явно задыхалась от нехватки «жизненного» пространства. У ворот Келли было тесно. Но Блохин, в целом проведший матч агрессивно, почему-то редко появлялся у бровки, чтобы расширить фронт атаки, облюбовав себе позицию по месту левого полусреднего. Но эти мелкие помарки тактического характера ни в коей мере не зачеркивают упоминавшихся достоинств, проявленных нашей сборной при преодолении мощного оборонительного заслона. К тому же в перерыве, видимо, старшим тренером Горянским были внесены нужные поправки, и игра сборной обрела окончательную тактическую стойкость.
Во втором тайме ирландцы вводят в строй двух свежих игроков, заменив, в частности, опытного диспетчера Джилса, активность которого сковал работоспособный Кузнецов. Это позволило командам какое-то время поиграть на равных. Но затем наши футболисты предлагают предельно высокий темп и создают целую серию острейших положений у ворот Келли. Напряжение растет прямо на глазах. С близкой дистанции, почти с того же места поочередно «стреляют» Онищенко, Колотов и Андриасян, которому после розыгрыша штрафного выпала редкая, без помех возможность нанести завершающий удар метров с семи. Но мяч летит выше ворот. Наконец Блохин, получив передачу от Мунтяна, навешивает мяч на другой фланг. И здесь, четко приняв его на грудь, Онищенко «выправляет» себе мяч под удар и без промедления бьет. Гол.
Вскоре после гола на поле вышел Федотов, заменивший Андриасяна и занявший привычное место в линии хавбеков. Эта удачная мера, с одной стороны, и, конечно, жажда соперников отыграться - с другой, создали наконец тот оперативный простор, на котором было где разгуляться таким скоростникам и дриблерам, как Блохин и Онищенко. Вольготно маневрируя, хорошо поддерживаемые вторым эшелоном, они немало потрудились, чтобы сделать атаки нашей сборной динамичными и опасными. Достаточно вспомнить проходы Блохина по центру и на левом фланге, эффективный дриблинг Онищенко, ставившие под угрозу ворота гостей, чтобы понять, как близка была наша команда к рождению второго гола.
Практика матча показала, что и с двумя форвардами возможно создать продуктивную атаку. Пусть это не прозвучит как упрек Андриасяну, игроку бесспорно интересному. Ему просто трудно было вот так сразу раскрыть себя в роли чистого центрфорварда. Ясно, что не от хорошей жизни старшему тренеру приходится ныне обращаться к услугам футболиста, способного принести неизмеримо большую пользу на привычном месте, нежели на таком специфичном.
В целом же наша сборная в отчетном матче показала содержательную и уверенную игру и заслуженно победила, вселив тем самым в поклонников футбола основательные надежды на то, что и «французский» барьер будет успешно преодолен.
С. САЛЬНИКОВ
(«Советский спорт», 15.05.1973)

ФРАНЦИЯ - ИРЛАНДИЯ - 1:1
Сорок тысяч зрителей присутствовали в Париже на отборочном матче чемпионата мира между сборными Франции и Ирландии. Ирландская команда в начале встречи выглядела быстрее, лучше контролировала мяч, но спустя четверть часа французы перехватили инициативу. Они подали девять угловых ударов, а ирландцы только два.
После перерыва сборная Франции заиграла острее, однако защита ирландской сборной действовала уверенно, пока на поле не вышел Кьеса, заменивший во французской сборной неудачно выступавшего Лярке. Получив передачу от Мишеля, Кьеса с угла вратарской площадки послал мяч в сетку на 77-й минуте. Восемь минут спустя ирландец Дживенс мощно пробил в перекладину, а отскочивший в поле мяч головой направил в сетку полузащитник Мартин. 1:1.
После этой встречи ирландская сборная набрала три очка (все в играх с французами). У французской сборной также стало три очка.
(«Футбол Хоккей» № 21 27.05.1973)
26.05.1973 Soviet Union - France 2:0. Сборная Советского Союза (слева направо): В.Мунтян, Е.Ловчев, Ю.Васенин, В.Онищенко, В.Кузнецов, А.Андреасян, О.Блохин, Р.Дзодзуашвили, В.Капличный, Е.Рудаков, М.Хурцилава26.05.1973 Soviet Union - France 2:0. Сборная Советского Союза (слева направо): В.Мунтян, Е.Ловчев, Ю.Васенин, В.Онищенко, В.Кузнецов, А.Андреасян, О.Блохин, Р.Дзодзуашвили, В.Капличный, Е.Рудаков, М.Хурцилава
СССР - ФРАНЦИЯ - 2:0
МОБИЛИЗОВАННОСТЬ НА АТАКУ

Сборная СССР сделала то, что должна была сделать. За это спасибо и игрокам, и тренерам. Добиться победы было не просто. Но команда, несмотря на трудности, вышла на поле во всеоружии того самого бескомпромиссного стремления к успеху, о котором мы столько слышим и читаем всюду. Того самого, за нехватку которого ее часто критиковали в прошлом году.
Четыре очка из четырех в двух отборочных матчах чемпионата мира - с Ирландией и Францией - взяты подряд, с двухнедельным перерывом. Они и обеспечили нашей сборной уверенную победу в группе, отбросив те оговорки, что появились вместе с проигрышем в Париже первого матча в октябре прошлого года.
Ситуация, когда одну из сторон устраивает ничья, чревата опасными рифами. Даже случайно пропущенный один-единственный гол в корне меняет ситуацию. И если игроки заранее настроились на мирный вариант, переломить себя психологически на агрессивность удается далеко не всегда. То, что наша команда отказалась от столь распространенного в наши дни практицизма, бесспорно, должно быть занесено ей в актив. В актив советской команды после матча с Францией можно зачислить немало хорошего. Но самой ценной чертой, на мой взгляд, была максимальная мобилизованность на успех. И борьба за этот успех с первой до последней минуты.
Репутация французской сборной (ведь мы впервые победили ее в Москве), как крепкой, самостоятельной команды, была подтверждена в прошлую субботу. Правда, когда я читал перед игрой, что тренер сборной Франции предполагает взять в Москве на вооружение тотальную атаку, то не слишком этому доверял. Подобный метод ведения игры не прост и требует обилия классных исполнителей. К тому же характер матча зависит от намерений двух сторон. Предпочти наша сборная осторожный, безопасный вариант, возможно, французам и удалась бы игра с акцентом на атаку. Но, зная намерения нашей команды, я предполагал, что гостям все же придется больше думать о защите собственных ворот, а значит надеяться на контратакующие выпады. Так, в общем, и было. Когда команда избирает своим оружием контратаку, она тоже вправе рассчитывать на успех, особенно если у ее соперника не ладится с завершающими ударами.
На мой взгляд, в игре с французами в характере нашей сборной промелькнула ценная черточка. Упущенные поначалу голевые ситуации не влияли на боевое настроение игроков, не расстраивали, не нарушали рисунок действий, не выбивали из колеи. Известно, что тренер сборной Франции Булонь внимательно изучил игру нашей команды. Соответственно и был разработан план гостей. Наших фланговых форвардов обязаны были плотно прикрыть: Ростаньи - Онищенко и Бруассар - Блохина. Трезор выполнял обязанности свободного защитника, Гардон - стоппера. Китте, который, как правило, играет в сборной Франции центральным защитником, на этот раз был «волнорезом» с попутной задачей организовывать контратаку. Иными словами, в распоряжении сборной Франции было три рослых центральных защитника на самом важном участке. Полагая, что наша команда уделит повышенное внимание Берете, ведь именно он забил гол в Париже, Булонь придумал для него маневр, цель которого была выманить Дзодзуашвили из его зоны. Берета действовал не впереди, а несколько оттянуто, часто смещался в правую сторону с тем, чтобы освободить свой фланг для подключения в атаку левого хавбека Шьезы, а при случае и левого защитника Ростаньи. Однажды этот маневр французам почти удался, когда на 18-й минуте первого тайма они провели атаку по левому флангу, и Шьеза получил возможность пробить метров с 15-ти.
Я умышленно начал с тех, в общем-то, считанных голевых ситуаций, что возникали у ворот нашей команды. Умышленно потому, что, на мой взгляд, возникли они и за счет неточной оценки ситуации игроками нашей обороны, которые как бы сами создали себе препятствия для того, чтобы их потом преодолеть. Когда сборная СССР соберется вновь для подготовки к следующему матчу (правда, он будет товарищеским, но соперник - одна из лучших команд в мире - сборная Англии), игрокам нашей обороны надо будет проанализировать характер борьбы предыдущей, встречи. Это только на пользу.
Как и в игре с ирландской сборной, наша команда заявила о своих претензиях с первых же минут и точно так же, как и в той игре, не только заявила, но я подкрепила их конкретными делами.
Положение сборной СССР осложнилось отсутствием травмированного в предыдущем матче полузащитника Виктора Колотова. Ситуация требовала от тренеров перегруппировки сил в средней линии. Фактически Васенин дебютировал в таком матче, как отборочная игра чемпионата мира. Отсутствие Колотова сказалось и в том, что в средней линии у нас выступали игроки невысокого роста. Если Колотов в момент атаки может принять мяч, направленный высоко, сыграть головой, то в арсенале других этот прием не является сильнейшим. Деталь небольшая, но весьма существенная, когда речь идет о борьбе за верховые мячи с такими рослыми защитниками, как Трезор и Китте.
Не случайно первоначальные фланговые подключения Мунтяна и Васенина с последующими передачами мяча в штрафную площадь редко находили адресата и чаще становились добычей Трезора и Гардона. И все же запомнился эпизод, когда Андреасян сумел тонко подрезать мяч, выиграв единоборство головой у Трезора на 14-й минуте, но мяч прошел мимо цели. Это не был первый толевой момент у ворот французской сборной. Ранее удачно вклинивался в защиту французской команды Блохин. Неплохо разыграли комбинацию Васенин - Ловчев - Блохин. Вскоре Андреасян, который чувствовал себя в этом матче намного увереннее, чем в предыдущем, завершил рывок по левому флангу мощным ударом, но мяч просвистел над перекладиной. Затем Китте разрядил обстановку после подачи с фланга Кузнецова.
Новый для нас страж ворот французской сборной Барателли оказался не слабее опытного Карню. Он действовал вполне надежно. Можно вспомнить, как Барателли успел среагировать на удар головой, который нанес Блохин с близкой дистанции, и в стремительном прыжке дотянулся все же до мяча, летевшего, казалось, уже в сетку.
Приятно, что зрители - болельщики советской сборной - жили в этом матче одним стремлением с командой. Они не только горячо поддерживали наших игроков в отдельных эпизодах, когда не все клеилось, но и, что особенно приятно, досадные промахи не сопровождали той обструкцией, что так угнетает, и порой встречалась прежде. Разве что слышался порой вздох разочарования... Вспомните, что и когда Мунтян во втором тайме из выгоднейшей позиции не попал по воротам, мы не услышали ни одного свистка.
Второй тайм наша сборная начала даже более активно, чем первый. Мяч после удара Хурцилавы промчался вплотную с перекладиной, еще активнее заиграли Блохин и Онищенко. Периодичность возникновения опасных эпизодов у ворот французов не снизилась. Положение нашей команды несколько осложнилось, когда поле из-за травмы покинул Хурцилава. Но замена, проведенная ранее (я имею в виду выход Ольшанского), минут за 15 до этого эпизода, позволила не ослабить игру сборной СССР. Ольшанский и Федотов как бы дополнительно стимулировали активность нашей команды.
В конце концов, и сбылось то, что диктовалось характером, борьбы в этой встрече. Ворота французов были взяты дважды с трехминутным интервалом. Сначала это сделал Олег Блохин, а затем - Владимир Онищенко. Обе ситуации были подготовлены командной игрой. В первом случае Блохина вывел в прорыв Андреасян, а во втором Онищенко отлично сыграл на опережение, получив точную, рассчитанную во времени и пространстве, передачу от Федотова.
Итак, боевая мобилизованность, высокий темп, стремление предельно обострить борьбу и вести ее на каждом участке поля принесли свои плоды. Это тем более приятно, что именно этих качеств порой не хватало нашим игрокам в прошлом сезоне, за что их справедливо критиковали.
Не хотелось бы становиться на путь сплошных комплиментов, ведь и в игре со сборной Франции не всегда и не все получалось. Я уже упоминал о некоторых промахах защитников. Эта линия, хотя и самая стабильная, также нуждается в постоянном совершенствовании.
В сборной СССР сейчас просматривается тенденция помочь каждому футболисту проявить себя наилучшим образом, помочь, как это принято говорить, сыграть в свою игру. Упрощать этот принцип неуместно. Прежде всего, сами игроки, особенно молодые члены сборной, должны вдумчиво и обстоятельно изучать сильные стороны товарищей. Каждый, кто играл, знает, как ценно получить мяч вовремя, на удобном расстоянии и именно там, где необходимо.
У сборной СССР в матче против французов не оказалось рослого игрока в центре, способного, как принято говорить, сыграть на втором этаже. Не исключено, что тренеры сборной Е.Горянский и А.Парамонов, продолжат поиск, попробуют еще в других кандидатов. Теперь для подобных проб возможность есть.
Виталий АРТЕМЬЕВ
(«Футбол Хоккей» № 22, 1973)

СССР - ФРАНЦИЯ - 2:0
Перед матчем у раздевалок мы встретили тренера сборной ФРГ Гельмута Шёна. Он сосредоточенно прощупывал пульс Алексея Парамонова, своего, коллеги из советской команды. Просчитав, широко улыбнулся, и сказал:
- 120. Знакомое состояние, состояние подъема и тревоги. По такому пульсу нетрудно отгадать настроение футболистов...
Когда же Парамонов спросил Шёна о цели его приезда, то мы услышали такие слова:
- Просто хочется посмотреть. Посмотреть и все. Игра обещает быть интересной.
Действительно, с первых же минут завязалась напряженная борьба, может быть, не столь быстрая, как предполагалось, но изобиловавшая острыми схватками.
Ведя большинство атак на левом краю, гости намеревались усыпить защитников хозяев поля противоположного фланга. И как только Флок оставался в одиночестве, мяч сразу же переводился к нему. И именно Флок нанес первый прицельный удар в матче. На 10-й минуте он, получив передачу с противоположной стороны, моментально обработал мяч и сильно пробил. Рудакову пришлось отвести мяч на угловой.
Да, французы держали в обороне четырех защитников, к тому же с ними часто в роли волнореза действовал Китте. Можно понять, в каких стесненных условиях находилась атакующая сборная СССР. Но надо отдать нашим игрокам должное, они делали все, чтобы обострить игру, заставить соперников ошибаться в единоборствах.
Много и продуктивно помогали форвардам Мунтян и Кузнецов, подключались в атаку Дзодзуашвили и Ловчев. К сожалению, далеко не всегда их передачи были
точны и своевременны. А на 20-й минуте Дзодзуашвили, оставив без опеки Берету и приблизившись к штрафной гостей, отдал мяч весьма спокойно и точно... Трезору. Стоппер французов, моментально переправил мяч Берете. Капличный, выполнявший роль страхующего центрального защитника не успел помешать нападающему передать мяч в центр. Кьеса, оказавшийся свободным на позиции против ворот, пробил без помех, но неточно.
В первом тайме хозяева поля развили довольно сильно давление на позиции сборной Франции. Но что характерно? Острые положения у ворот гостей создавались не так уж часто. В момент удара, как правило, кто-то из французских футболистов оказывался рядом с игроком советской сборной и успевал подставить ногу. Это объясняется, пожалуй, тем, что наши игроки чуть-чуть медлили с обработкой мяча, с оценкой позиции в завершающей фазе атаки.
На 29-й минуте, казалось, что сборная СССР выйдет вперед. Кузнецов получил отличный пас, находясь в левой части штрафной площади гостей, перед ним никого не было. Однако пока полузащитник оценивал свое положение и позиции партнеров, мяч приблизился к лицевой линии. Кузнецову пришлось подавать мяч на ворота, но французские футболисты уже успели сосредоточиться и в центре ворот, и у дальней штанги, Естественно, что реализовать угрозу футболисты сборной СССР не могли.
Затем, на 36-й минуте, блеснул мастерством Барателли. После жаркой схватки за верховой мяч в районе вратарской площадки мяч попал к Блохину. Он отличным ударом головы направил мяч в «девятку». Однако отлично сыграл и вратарь.
Во втором тайме французские футболисты перестраивают свои ряды. Если поначалу у них играли четыре нападающих, то теперь одного из них сменил полузащитник, и расстановка игроков гостей приняла обычный характер - три хавбека и три форварда. Видимо, гости посчитали, что у них не совсем ладились дела в средней линии, и решили провести реформу. Наша команда, тем не менее, полностью доминировала в первые минуты второго тайма. Атака за атакой накатывались на ворота французской сборной. Достаточно сказать, что в эти минуты у ворот гостей было подано три угловых и пробито два штрафных.
Но наши нападающие никак не могли выйти на удобную позицию, для удара, и соперникам удавалось отвести опасность от своих ворот. Тогда в дело вступили защитники сборкой СССР. Вначале сильный удар Ловчева парировал вратарь гостей, а затем сильно пробил после розыгрыша штрафного Хурцилава, однако мяч пролетел над перекладиной.
В какой-то момент французы все же сумели организоваться. Они стали подолгу владеть мячом, ввели игру в спокойное русло и даже провели несколько опасных атак. Во время одной из них Мишель пробил по воротам Рудакова, мяч срикошетировал от защитника и пролетел в очень опасной близости от штанги. А затем последовала четкая двухходовка - Трезор - Ките, закончившаяся отличным ударом капитана французской сборной, и мяч, словно снаряд, просвистел над перекладиной.
Наша команда, словно бы передохнув, в эти минуты пошла на новый штурм французских ворот, не прекращавшийся уже теперь до окончания матча. На 68-й минуте советские футболисты имели прекрасную возможность открыть счет. После минутной суматохи в штрафной площади гостей Андриасян отбросил мяч вправо Мунтяну, вратарь французской команды не успел занять свой пост, но наш полузащитник метров с четырнадцати не попал в ворота.
Атаки на ворота гостей не утихают. Игроки сборной СССР шли и шли вперед. Их не устраивала нулевая ничья, хотя она и обеспечивала победу в групповом турнире. Наши футболисты хотели доказать, что они действительно сильнейшие в своей группе.
И они это доказали! На 81-й минуте советская команда проводит отличную комбинацию. Андриасян дает великолепный пас вперед на Блохина по воздуху. Мяч пытается перехватить защитник французов Трезор, но безуспешно. Вратарь Барателли срывается с места и мчится навстречу Блохину, но наш нападающий играет отменно. Он бьет, и мяч мимо французского вратаря летит в ворота. Гол!
Французы явно деморализованы. А наша команда уже неудержима. Новая атака на ворота гостей. Федотов прорывается по правому флангу и почти от боковой линии сильно простреливает мяч в штрафную, Онищенко выскакивает из-за защитников и технично переправляет мяч в сетку. 2:0!
Итак, сборная СССР, победив французскую сборную, набрала в своей девятой отборочной группе шесть очков и стала победительницей турнира. Это большой и заслуженный успех команды. Теперь она должна встретиться за путевку на чемпионат мира с победителем третьей отборочной группы Южной Америки.
А. ЛЕОНТЬЕВ, О. КУЧЕРЕНКО
(«Советский спорт», 27.05.1973)

Девятая группа
Календарь
Турнирные таблицы
Команды

НАЗАД

Рейтинг@Mail.ru