19741974Победитель девятой европейской группы сборная СССР оспаривал место в финальном турнире с победителем третьей южноамериканской группы сборной Чили. Предстояло провести два матча - 26 сентября 1973 года в Москве и 21 ноября в Сантьяго.

Матч в Лужниках 26 сентября состоялся. Весь матч чилийцы провели, сгруппировав 9 игроков у своей штрафной и у советских футболистов забить не получилось - 0:0.
Второй матч сборных в Сантьяго не состоялся. Федерация футбола СССР обратилась в ФИФА с просьбой о переносе ответной игры на нейтральное поле. Аргументы были весомые - в Чили репрессивный режим, стадион превращен в концлагерь.
Делегация ФИФА отправилась в Сантьяго и по возвращении заявила, что там «жизнь вернулась в нормальную колею» и Пиночет дает твердые гарантии безопасности советской команды. Роуз попытался было уговорить советскую сторону сыграть матч на каком-нибудь другом чилийском стадионе, но и этот вариант Москвой был отвергнут. Оргкомитет ЧМ-74 большинством голосов (15 против 3) высказался за игру в Сантьяго.
Сборная СССР не поехала в Чили. Чилийские футболисты 21 ноября 1973 года вышли на поле, загнали мяч в пустые ворота и на этом спор за путевку в ФРГ завершился. СССР было засчитано поражение.
21.11.1973 Chile - Soviet Union. Chile team21.11.1973 Chile - Soviet Union. Chile team
21.11.1973 Chile - Soviet Union21.11.1973 Chile - Soviet Union
21.11.1973 Chile - Soviet Union21.11.1973 Chile - Soviet Union
СССР - ЧИЛИ - 0:0
НЕПОДХОДЯЩИЙ СПОСОБ ИГРЫ

Матч получился шаблонный и малоинтересный. Одна сторона, в лице нашей сборной, непрерывно вела атакующие операции, другая, чилийская, самозабвенно оборонялась. Бывает, что и при нулевом счете игра запоминается, если в действиях команд есть содержание и острота. В данном случае атакующие, постоянно пребывая на территории соперника, тем не менее, создали считанные опасные моменты, обороняющиеся же, даже не ловили шансов для контратак и все внимание сосредоточили на том, чтобы подальше отбивать мяч либо подольше его держать в сетях мелких передач.
Судя по составу, в котором вышла на поле наша сборная, она изготовилась к обоюдоострой игре, не предполагая, что развитие событий примет односторонний характер. Сделанные довольно быстро замены, после чего в команде оказалось четыре форварда, показали, что был взят курс на решительное наступление. Однако, выступая по сути дела в новом варианте состава форвардов (Гуцаев, Кожемякин, Онищенко, Блохин) при двух полузащитниках, из которых лишь Мунтян был способен оказать помощь передней линии, наша команда не нашла подходящего для данного случая способа игры.
Атаки носили индивидуальный характер с ясно обозначенным направлением угрозы, что облегчало защищающимся, которых возле ворот никогда не было меньше девяти, перекрывать эти направления.
(«Футбол Хоккей» № 39, 1973)
ЗА ПУТЕВКУ В ФИНАЛ
Вчера в «Лужниках» проводился отборочный матч чемпионата мира по футболу между сборными СССР и Чили. С первых же минут стало ясно, что гости стремятся во что бы то ни стало обезопасить свои ворота. Они оборонялись чуть ли не всей, командой, и, по крайней мере, в первом тайме, их игроки считанное число раз переходили через центр поля.
Определив это, наша команда приступила к длительному штурму ворот гостей. И уже в самом начале хозяева имели несколько хороших моментов для того, чтобы забить гол. Вот Онищенко сделал хорошую верховую передачу в штрафную. Однако Долматов и Андриасян помешали друг другу, и прицельный удар не получился. Вскоре следует прорыв Блохина, удар, вратарь с трудом отводит мяч в сторону, после нескольких отскоков он оказывается у Мунтяна, тот с ходу бьет, но защитники гостей принимают удар на себя.
Игра идет в несколько замедленном темпе. Советские футболисты, стремясь добиться результата, часто бьют издали. Однако их удары (чаще других бил Мунтян), как правило, неточны. Удается хороший прорыв Блохину. Он обходит нескольких соперников, бьет с близкого расстояния - штанга. Становится ясным, что в условиях мощной обороны, которую создавали у своих ворот гости, необходим игрок, хорошо умеющий играть головой. Поэтому на 30-й минуте происходит замена: вместо Андриасяна на поле выходит Кожемякин. Почти тут же молодой форвард дает отличный длинный пас вправо на Онищенко. Тот обходит защитника гостей, пасует влево, но Кузнецов наносит удар выше ворот.
После перерыва характер игры почти не изменился. Правда, наша команда выпустила на поле четвертого нападающего - Гуцаева, который занял свое привычное место на правом фланге атаки. И вновь почти все 45 минут атаковала сборная СССР. К ее атакам часто подключались защитники Фоменко, Ловчев, а изредка даже Капличный и Дзодзуашвили. Однако почти беспрерывное наступление успеха не принесло. Пожалуй, самыми острыми во втором тайме были два момента. Быструю комбинацию разыграли Блохин и Кожемякин, но удар последнего парировал вратарь гостей. Потом последовал смелый рейд нашего защитника Ловчева, ворвавшегося в штрафную площадь соперников. Однако мяч в последний момент выбили защитники гостей. Итак, 0:0.
О. КУЧЕРЕНКО.
(«Советский спорт», 27.09.1973)

ЧИЛИ - СССР
Сборная СССР не явилась на матч (05.01.1974 ФИФА засчитала сборной СССР техническое поражение со счётом 0:3 ввиду неявки на матч).
НАПЕРЕКОР СОВЕСТИ
Перед Вами, читатель, заявление нашей Федерации футбола. Мотивы его не могут не разделяться всеми советскими любителями этой игры. Разделяются они и прогрессивной мировой спортивной общественностью, о чем свидетельствуют телеграммы с протестами, поступающие в адрес ФИФА.
ЗАЯВЛЕНИЕ ФЕДЕРАЦИИ ФУТБОЛА СССР
Международная федерация футбола (ФИФА) сообщила, что отборочный матч чемпионата мира по футболу между сборными командами СССР и Чили назначен на 21 ноября 1973 года в Сантьяго (Чили).
Как известно, в результате фашистского переворота и свержения законного правительства Народного единства в Чили царит обстановка кровавого террора и репрессий, отменены конституционные гарантии, ведется разнузданная провокационная кампания против социалистических стран и всех демократических сил, нагнетаются антисоветские настроения, допущены факты произвола и насилия в отношении советских граждан, находившихся в Чили.
Национальный стадион, на котором намечается проведение футбольного матча, превращен военной хунтой в концентрационный лагерь, арену пыток и казни патриотов чилийского народа. На трибунах и в помещении стадиона содержатся тысячи ни в чем не повинных людей. Среди узников стадиона-тюрьмы много иностранцев, в том числе и кубинские тренеры, приехавшие в Чили для передачи опыта по приглашению чилийских спортивных организаций.
Федерация футбола СССР обратилась в Международную федерацию футбола с предложением провести указанный матч в третьей стране, так как на стадионе, обагренном кровью патриотов чилийского народа, по моральным соображениям, не могут в настоящее время выступать советские спортсмены.
Однако ФИФА не посчиталась с известными всему миру чудовищными преступлениями, творимыми военной хунтой, и, основываясь на заверениях самозванного министра обороны Чили, заявила, что нет никаких препятствий для проведения отборочного матча в Сантьяго.
Федерация футбола СССР от имени советских спортсменов выражает решительный протест и заявляет, что в сложившейся обстановке, когда Международная федерация футбола вопреки, здравому смыслу пошла на поводу у чилийской реакции, она вынуждена отказаться от участия в отборочной игре чемпионата мира на территории Чили и возлагает всю ответственность за это на руководителей ФИФА.
В то же время Федерация футбола СССР вновь подтверждает свою готовность на проведение отборочного матча с чилийскими футболистами на территории третьей страны, если Международная федерация футбола пересмотрит свое решение.
Случилось так, что Организационный комитет по проведению первенства мира ФИФА не пожелал считаться с фактами кровавых репрессий, террора, разгула беззакония в Чили и антисоветских настроений, случаев насилия в отношении советских граждан в этой стране и потребовал, чтобы ответный отборочный матч проводился на национальном стадионе, превращенном хунтой в концентрационный лагерь.
Первоначально вопрос о необходимости переноса этой встречи на нейтральное поле ввиду невозможности проведения ее в Сантьяго возник еще на заседания оргкомитета в Гельзенкирхене (ФРГ). Уже тогда так называемое большинство оргкомитета по проведению первенства мира, ссылаясь на неосведомленность, приняло решение не переносить матч. Однако и оно не могло игнорировать широко известных мировой общественности фактов расправы и издевательств над чилийскими патриотами на поле и на трибунах национального стадиона. Члены оргкомитета решили направить в Сантьяго делегацию нз двух человек - генерального секретаря ФИФА Кейзера и бразильца А. Алмейды с тем, чтобы уточнить ситуацию на месте. Возможно, те, кто направляли эту делегацию, предполагали, что сообщение о ее визите вынудят хунту удалить арестованных с национального стадиона, закамуфлировать факты произвола н беззакония. Официальный представитель ФИФА Р. Курте заявил тогда корреспондентам, и об этом сообщили все агентства, что комиссия будет исходить из ситуации «как если бы матч игрался на следующий день», и если хоть один арестованный чилийский патриот будет находиться в день ее визита на стадионе, то матч автоматически будет перенесен на нейтральное поле либо в Перу, либо в Аргентину, либо в Бразилию.
В день, когда комиссия ФИФА прибыла в Сантьяго, национальный стадион по-прежнему оставался концлагерем. Делегация зато получила «гарантии» хунты, что стадион, дескать, вскоре будет освобожден, а хунта гарантирует проведение матча в «нормальных условиях». Однако и по сей день стадион остается концлагерем, а в Чили по-прежнему царит кровавый террор.
В свете этих фактов странным выглядело заявление членов делегации, что ответный матч можно проводить в Сантьяго. Генеральный секретарь ФИФА, член этой делегаций, отстаивая свое решение, в основном ссылался на то, что футбол должен оставаться вне политики, хотя мировая спортивная общественность прежде всего подчеркивает, что именно ФИФА сегодня служит политическим целям хунты, стремящейся с ее помощью заставить советских футболистов выступать на поле, обагренном кровью патриотов.
Мировая спортивная общественность повсюду поддерживает заявление Советской федерации футбола. Ответный матч не может проходить на национальном стадионе, где и по сей день, как отмечает английская отнюдь не прогрессивная газета «Дейли Мейл», выступает лишь команда карателей, убивающих политических заключенных. Протесты в адрес ФИФА поступали от футбольных федераций Голландии, ГДР, Швеции, Болгарии и других стран. Члены организационного комитета оказались практически в изоляции. Да и хунта не слишком считается с представителями ФИФА, ибо, угостив делегацию обильными словесными обещаниями, она не потрудилась даже и по сей день выполнить хотя бы одно из них.
Самым странным остается то, что среди людей, дающих ФИФА гарантии, не слышно голоса самих чилийских футболистов, которые, как известно, очень долго не могли вернуться на родину после первой игры, либо не хотели этого делать.
Дело ФИФА - выносить решения, считаясь с собственной совестью. Но никто не может отнять права у советских, спортсменов считаться со своею. Настаивая на своей позиции, руководство ФИФА дискредитирует себя в глазах спортивной общественности.
Лев ФИЛАТОВ
(«Футбол Хоккей» №45, 1973)

ЧЕГО ХОЧЕТ ГОСПОДИН РОУЗ
Негативная позиция, занятая президентом Международной федерации футбола (ФИФА) англичанином Стэнли Роузом в связи с требованием переноса ответного матча сборных Чили и СССР в нейтральную страну, вызвала, как известно, недоумение и возмущение многих национальных футбольных федераций. Роуз - это совершенно очевидно - прекрасно знает, что стадион «Насьональ» в Сантьяго, где должен состояться матч, превращен военной хунтой в концлагерь - место пыток и убийств чилийских патриотов. Правда, президент ФИФА утверждал обратное. Но трудно поверить, что он глух и слеп и не читает даже английских газет, сообщавших о десятках душераздирающих историй, которые произошли на самом стадионе.
Напомним, кстати, что именно Роуз добился переноса встречи (тоже в рамках чемпионата мира) сборных Северной Ирландии и Болгарии из Белфаста в Шеффилд в связи с обострившейся там обстановкой и введением комендантского часа. Если тогда президент ФИФА решился на такой шаг ради того, чтобы соревнования могли пройти в нормальной обстановке, то почему сейчас он придерживается других взглядов?
Ответ на этот вопрос надо искать в истинных мотивах поведения президента ФИФА, о которых он, естественно, не сообщает. Как утверждают в международных спортивных кругах, в конфликте, связанном с матчем сборных Чили в СССР. Роуз преследует некие корыстные цели. Его план, как полагают, состоит в том, чтобы отказом от переноса места матча «выбить» советскую команду из розыгрыша первенства мира и попытаться спровоцировать таким образом команды социалистических стран, пробившиеся в финал, заявить о своем бойкоте чемпионата. Тогда откроется дорога для, проникновения туда сборной Англии, потерпевшей неудачу в отборочных играх.
В связи с этим становится понятным и поведение Роуза во время недавнего матча сборных Англии и Польши, в котором решилась судьба путевки в финал чемпионата мира. Президент ФИФА использовал свое положение, чтобы оказать давление на судей матча, желая создать самые благоприятные условия английской команде. И не случайно, что 11-метровый штрафной удар, назначенный в ходе встречи в ворота поляков при счете 1:0 в их пользу, вызвал так много сомнений у компетентных наблюдателей и спортивных обозревателей...
(Корр. ТАСС).
(«Советский спорт», 21.11.1973)

Календарь
Турнирные таблицы
Команды

НАЗАД

Рейтинг@Mail.ru